КАРТА маршрута КАРТА-2 моя СИБИРИАДА Историко-Географич. СПРАВКА на ГЛАВНУЮ

фотопортреты В.С.Сибирцева Зарисовка 4400км однобайдарочного путешествия Владимира и Станислава Сибирцевых в июне - сентябре 2013г по рекам и озерам Забайкальского края... по маршруту: г.Санкт-Петербург - г.Москва – г.Чита (6500км поездом) - р.Ингода (280км) - ст.Онон - ст.Карымская – ст.Борзя (поездом)р.Борзя (130км) - р.ОНОН (240км) - р.ШИЛКА (580км) – д.Усть–Стрелка – г.Могоча (десантное судно на воздушной подушке + машина) – г.Чита – г.Забайкальск (поездом)р.АРГУНЬ (1045км) - р.АМУР (280км) – с.Албазино – г.Сковородино (автобусом) – ст.Сохондо (поездом) - р.ХИЛОК (1060км) – ст.Ганзурино – ст.Наушки (поездом)р.СЕЛЕНГА (565км) - оз.БАЙКАЛ (220км) – п.Слюдянка – г.Москва – г.Санкт-Петербург (поездом).


Ф О Т О : р.ОНОН реки ИНГОДА и ШИЛКА р.ХИЛОК -ч.1 р.ХИЛОК -ч.2 р.СЕЛЕНГА
Цугольский дацан г.Сретенск г.Улан-Удэ ст. Слюдянка Буддизм Бурятский Наличники на реках Хилок и Селенга

      В 1601г, в самом начале 17 века (когда в «Коренной» России «Смутное Время» было – и жить там, соответственно, было ещё «веселей», чем в «обычные» времена) русские первопроходцы из Архангельской области (куда они ещё веке в 10-м пришли из волостей Новгорода Великого) вдоль побережья Северного Ледовитого океана добрались до реки Таз и в 180км выше места впадения её в Обскую губу Карского моря основали Мангазею – легендарный город за полярным кругом.
      Но первопроходцы – на то проходимцами и зовутся, что долго на одном месте (а тем паче, за полярным кругом) им не сидеть невмочно. И вот, через Карское море пройдя и по Енисею поднявшись, уже в 1607г они до устья Нижней Тунгуски добрались – где основали Новую Мангазею (позднее, Туруханск – где ещё Сталин ссылку отбывал).
      Оттуда часть первопроходцев дальше вверх по Енисею отправилась – в сторону будущих городов Енисейск (основан в 1619г) и Красноярск (основан в 1628г).
      А другая их часть, в составе 40 «людей гулящих» во главе с атаманом по прозвищу Пенда в том же 1619 двинулась вверх по Нижней Тунгуске. Два раза зимовали они там. И лишь осенью 1622 года достигли Чечуйского волока – где Нижняя Тунгуска наиболее близка к Лене. Здесь Пенда со своими людьми остались зимовать в 3-й раз… и лишь весной 1623 года перетащили струги на Лену и двинулись по ней вниз – аж до самого почти нынешнего Якутска. Это было первое плавание русских по Лене. Но зимовать там Пенда не остался (назимовался уже, видимо, на Н.Тунгуске более чем достаточно, от тамошних тунгусов отбиваясь – и повторять тот же сценарий с гораздо более многочисленными и воинственными якутами ему не хотелось) – а повернул обратно… доплыл вверх по Лене до устья реки Кута… поднялся по последней… перекинулся через хребет на реку Илим… добрался по оной до Ангары (где вскоре Усть-Илимский острог был основан). После чего уже на санях по замерзшей Ангаре до Енисейска добрался… а когда Енисей вскрылся – по нему обратно к устью Н.Тунгуски сплавился.
      Совсем скоро после этого, сначала в 1628г казацкий десятник Василий Бугор с отрядом, сначала по Ангаре и Илиму поднявшись, а затем по Куте к Лене спустившись, основал там будущие города Усть-Кут и Киренск (в 260км ниже по Лене, при впадении в оную реки Киренга). А затем, уже сотник Петр Бекетов, тот же путь повторив, 25.09.1632 основал Якутск.
      Дальше от Якутска освоение Дальнего Востока активное пошло с участием таких выдающихся первопроходцев (или всё-таки проходимцев?), как Москвин (1639–1640 годы… выход вверх по Алдану и реке Мая к Охотскому морю – где вскоре после того был основан Охотский острог), Поярков (1643–1646 годы… выход к Охотскому морю вверх по Алдану и Гонаму, а затем вниз по Зее и Амуру), Хабаров (1649–1653 годы… выход к Амуру вверх по Олекме и освоение реки Зея), Дежнев (1639–1670 годы… освоение рек Вилюй, Оленёк, Амга, Яна, Индигирка, Оймякон, Колыма, Анадырь… открытие Чукотки и Камчатки).
      Но это темы других моих рассказов и путешествий – во время коих была пройдена вся Подкаменная Тунгуска, Лена от Иркутска до Якутска (по следам Пенды со товарищи, Петра Бекетова… а затем, тракта знаменитого санно–водного, с 17 века до настоящего времени бесперебойно почти действовавшего), Витим, Олёкма (по следам Хабарова), Вилюй, Гонам и Зея (по следам Пояркова) и много ещё чего… о чём подробней можно прочитать в таких моих публикациях, как «Общая историко–географическая справка по Сибири» и «моя Сибириада».
      В этом же году мне интересным показалось пройти по следам 2-го путешествия всё того же Петра Бекетова, совершенного им в 1652–1655 годах. Тогда П.Бекетов со своим отрядом, поднявшись опять от г.Енисейск по Ангаре, пересёк озеро Байкал… затем поднялся по рекам Селенга и Хилок до самого озера Иргень… перетащился через Яблоновый хребет на реку Ингоду… после чего сплавился по оной, а затем по реке Шилка до Амура… и далее вниз по Амуру до Албазинской крепости (недалеко от нынешнего г.Сковородино на ТрансСибе). В этом путешествии П.Бекетовым были основаны остроги на месте нынешних городов Чита и Нерчинск.
      Однако затем, вследствие вооруженного противостояния с Китаем (у которого уже тогда в этом регионе были свои интересы) между ним и Россией в 1689г всё в том же Нерчинске был подписан договор, по которому обе стороны обязались считать окрестности Амура не осваиваемой «буферной зоной». И лишь уже в середине 19 века, при императоре российском Николае I (больше которого нелюбим революционерами всех мастей был, пожалуй, только Александр II – отменивший вместо них в России крепостное право) генерал–губернатор Восточной Сибири Муравьев за несколько лет освоил весь Амур, проведя по нему твердую уже границу с Китаем, существующую до настоящего времени. При этом, каждый год им организовывались сплавы по Шилке и Амуру… сначала, солдат, строивших деревни и городки (такие как Благовещенск, Хабаровск, Николаевск на Амуре и т.д.) по берегам этих рек… а затем, казаков и других «людей охочих» (в приказном порядке) – для заселения этих поселений.

      И вот в июне 2013 года подошло наконец время и для нашего очередного большого странствия по вышеописанным местам. При этом, сначала мы за ночь на поезде доехали от Санкт-Петербурга до Москвы – где вечером того же дня сели в следующий поезд… и через ещё 5,5 суток и 6150км прибыли в Читу.
      Там закупились продуктами, надули своё судно (вот уже 6-ой год и 2-ой десяток тысяч километров верно помогающее нам преодолевать реки Восточной Сибири и Дальнего Востока – как известные почти любому жителю Земного Шара, так и неизвестные практически никому), загрузились в него… и отплыли вниз по реке Ингода (см. фото) (по которой, как уже говорилось, в 1654 году 1-ым из русских первопроходцев прошел со своим отрядом всего из полусотни казаков Петр Бекетов – сотник енисейский, основавший как раз во время этого похода город Читу, а в 1632 году и самый Якутск).

      Река Чита недалеко совсем от ж.д.вокзала в г.Чита протекает. Достаточно широкая и проходимая для байды по «большой» и «средней» воде. Да по ней и идти-то нужно до р.Ингода всего км.4.
      А вот река Ингода начинается в горах, недалеко от монгольской границы, между городами Чита и Улан-Удэ (бывший Верхнеудинск), неподалеку от ст.Хилок. В р-не г.Чита река эта шириной м.200–300. Течение ~6км/ч. Вода мутная (если большая или средняя). Левый берег более открытый, горно–степной и заселенный. По правому же берегу р.Ингода уже через 8км после влияния в неё р.Чита горы залесенные начинаются. А ещё через 4км Ингода входит в теснину (длиной, правда, всего км.2).
      Дальше пос.Атамановка. После которого Ингода проходит через теснину горно–залесенную длиной уже ~10км. Затем долина Ингоды расширяется – до самого пос.Дарасун… расположенного в км.80 после устья Читы и являющегося 1-ой станцией восточней г.Чита, на которой дальние поезда останавливаются. Там большой поселок, магазины, от ж.д.станции до главной реки всего м.500 + место весьма красивое (в частности. из-за гор открытых с обоих берегов, близко совсем к Ингоде подходящих) + автобусом отсюда (как, впрочем, и от самой Читы) можно доехать до большого, каменного, буддийского Агинского монастыря–дацана, основанного в 1811г.
      Ещё через км.40 вниз по Ингоде – ст.Карымская (тоже большой пгт – с магазинами неплохими и домами 5-этажными… где от ТрансСиба и Хабаровского тракта авто- и жел-дороги отворачивают на юг – в сторону границы китайской, реки Аргунь и городков Приаргунск, Соловьевск и Забайкальск… до последнего 360км, здесь жел.дорога 2-путная и электрофицированная через Аргунь переходит и дальше в Китай ведёт… товарных поездов по ней идёт много… а вот из пассажирских – только «Москва–Пекин» 1 раз в неделю + 1 раз в день до Пекина прицепной вагон из Москвы к Читинскому поезду).
     
      Дальше, через км.55 по Ингоде – ст.Урульга. После которой Ингода узкой долиной идёт км.30 до п.Саввино. Да и следующие км.60 до ст.Солнцево долина у Ингоды не слишком широкая. Возле последней через Ингоду 2-й жел.дор.мост перекинут рядом с автомобильным (недалеко, правда, на юг тут ведущими)… рядом с которыми на правом берегу довольно большое селение расположено на склонах открытых горно–степного распадка. И дальше км.15 Ингода так и течет по всё той же долине шириной 1–2 км с достаточно большим кол-вом небольших ив и кустов – до ст.Онон (небольшой поселок с платформой бетонной почти у самой реки – где только местный поезд останавливается).

      Встретило нас Забайкалье нынче дождями сильными, обложными. Ну да, нам, как и Петру Бекетову, к этому уже давно не привыкать – в 2009 году, например, когда мы в конце июня в Читу прибыли, там вообще снег выпал. Так что, хоть и ворча по поводу неприветливости здешней природы, но без особых приключений, среди гор пологих, полузалесённых – доплыли мы 1-ые в этом году свои водные 280км – до реки Шилка, как раз и образуемой слиянием Ингоды и Онона.
      А последняя река, между прочим – родина самого Чингис-Хана (человека, может, и ужасного, по мнению многих – но безусловно, великого… не будь которого, вся мировая история и картина мира нынешнего, скорее всего, иными были бы… а уж судьба нашей страны – и тем паче). Так разве ж можно такое пропустить? И вот, отвлекшись на время от Петра Бекетова, на местном поезде вернулись мы на станцию Карымская (см. фото). А оттуда ещё на одном поезде всего за одну ночь очередную доехали до станции Борзя (совсем недалеко уже расположенной от г.Забайкальск… после которого сразу железная дорога, от Читы ведущая, – 2-путная, электрофицированная, с весьма интенсивным оборотом длинных товарных поездов – пересекает ещё одну легендарную для понимающих людей реку Аргунь… а заодно, и границу Китая с Россией).

      Там мы снова надули своё судно… и через км.130 петляния по заболоченной долине реки Борзя (см. фото), окруженной открытыми «степными горами» доплыли опять до реки Онон – только уже в районе среднего течения её, а не устья.
      И дальше уже двинулись вниз по последней – по-прежнему, среди склонов гор открыто–травяных, пологих (но зато, и просторы открывающих с вершин своих, почти неоглядные)… мимо городка Ясногорск (с плотиной ГРЭС на Ононе)пгт.Оловянный (достаточно большой поселок, близко от реки расположенный, с неплохими магазинами и домами старинными – хотя и одноэтажными, но кирпичными)… села Цугол (с одним из старейших в Бурятии, и вообще, на территории России больших, каменных буддийских монастырей, основанном ещё в 1801г) и других сёл русско–бурятских… пока через ещё км.240 не доплыли снова до начала реки Шилка.
      А вокруг всё это время до горизонта всё та же открытая, каменисто–редкотравная, горно–всхолмленная степь простиралась. Почти не изменившаяся за последнюю тысячу лет. Так что казалось вот-вот – и как ту самую тысячу лет назад проскачет мимо древняя монгольская конница (ещё не столько грозная – сколько вольная). И молодой Джамуха скажет юному ещё Темучину: «И на фига нам с тобой мир завоёвывать? Вон же он и так до горизонта – весь наш… скачи, куда хочешь. А как завоюем, не дай бог, китайцев или иной какой народ «цивилизованный» – то тут-то жизнь по-настоящему тяжелая у нас и начнётся… и законом этих завоёванных обеспечь, и работой, и едой, и жильём, и товарами разными». А Темучин, в ответ, возмущенно: «Всё, Джамуха, не друг ты мне, великому, больше после таких твоих речей. Как жил бомжом – так и помрёшь». А сам-то? Ну мотался через полмира – и себя, и других до полной невозможности заботами обременяя. А могилы его тоже до сих пор никто найти не может.
      Но увы, не то что конница монгольская, но даже волки степные за всё время плавания к нам так прийти и не удосужились. Хотя местный народ (русский, в основном) и жаловался, что бараны их, теми волками покусанные, нередко домой приходят. Хороши волки – которым даже барана загрызть толи сил, толи решимости не хватает (а так только, кусочек откусить – чтобы попробовать хоть, какова на вкус баранина настоящая, по сравнению с сусликами, составляющими обычный рацион здешних самых страшных хищников). Не то что наши, северные – которым, сам видел, даже лося загрызть особых проблем не представляет.
      И это при том, что даже селения, время от времени встречавшиеся нам вдоль берегов Онона, «дикости» его почти не нарушали – т.к. отстояли, как правило, на км.2 от берега этой реки даже нынче, когда на ней ещё далеко не «малая вода» была, оставшаяся от паводка весеннего. Особенно это касалось тех селений, в которых преобладающим населением буряты являются – коии, как истинные потомки настоящих монголов (просто, когда поделили между собой Монголию Китай и Россия – то тех из монголов, которые в России остались, бурятами назвали), и воду не шибко любят, и пофигизмом гораздо меньшим отличаются, чем русский народ.
      У последнего-то большинство селений на Амуре нынче летом потому и смыло, что когда в середине 19 века граф Муравьев заставил их заселить за 3 года эту реку на протяжении всех её 2800км – то они чаще всего там селения свои ставили, где плоты их сплавные на мели по «малой воде» садились… не трудясь при том даже прикинуть, до куда по «большой воде» Амур доходить в таких местах может (Мол, зачем сейчас-то голову себе утруждать – когда неизвестно даже, насколько мы тут вообще задержимся. Кому-то, может, к следующей весне уже помереть повезёт. А не повезёт – тогда и думать станем).
      А реки на Дальнем Востоке по-большинству такие, что вода в них за сутки в высоту на 8,5 метров подниматься может (а уж в ширину – насколько долина позволит)… и не только во время паводков весеннего и осеннего – но и когда в верховьях горных этих рек, за тысячи километров от места будущего наводнения просто дожди достаточно сильные и длительные пройтись решат (как в нынешнем году и случилось). Чему даже сам я за годы последних наших странствий по Восточной Сибири и Дальнему Востоку не раз свидетелем успел побывать.

      По Шилке мы продолжили сплавляться по долине шириной км.2.5, окаймленной горами (открыто–травяными по левому берегу – вдоль которого, у самого подножия гор ТрансСиб идёт через селения, достаточно большие и многочисленные, временами на самые склоны гор начинающие вскарабкиваться, спасаясь от возможных паводков… и прилесёнными – по правому – где среди березового, светлого, редкого, почти «паркового» леса много полян, достаточно высоко-травяных, используемых для выпаса скота) и изрезанной сплошь почти рукавами разноколиберными, петляющими вокруг больших, низких, кустарниково–травяных, паводково-заливных островов (про которые и сообразить нередко трудно достаточно – остров это ещё или уже берег коренной) со скоростью ~6км/ч (по нынешней «средней воде»).
      В км.40 от начала р.Шилка, как обычно на левом её берегу, находится одноимённый довольно большой пгт. и ж.д.станция (на км.2 отстоящая от основного русла). Ещё через км.20 – раб.пос.Холбон (тоже довольно большой… с кирпичными домами, стоящими почти вплотную к левому берегу одного из 2-х основных рукавов Шилки… которая, когда собирается одним руслом, имеет тут ширину уже ~400м). Чуть ниже которого справа от реки стоит летняя скотоферма Апрелково и одноимённый рудник, в горах полузалесённых прячущийся.
      Затем, ещё через км.40 ниже по Шилке, возле автомоста 1-го большого через эту реку находится ж.д.ст.Приисковая (с домами 5-этажными, жилыми, кирпичными + магазином большим и т.д.). А в 5км выше неё по р.Нерча (м.150 шириной… с большими авто- и жел.дор.мостами близ устья) в широкой долине степной, межгорной расположен Нерчинск (один из старейших и крупнейших в 17–18 веках в Забайкальском крае русских городов – основанный П.Бекетовым ещё в 1653г).
      Напротив оного, на правом берегу, в с.Калиновка – собор кирпичный 18 века весьма красивый стоит (см. фото). В км.30 ниже – на пустом, диком, правом берегу Шилки (текущей здесь уже 1 руслом) – очередных два старинных кирпичных собора заброшенных (см. фото). А ещё через км.20, в районе ст.Куэнга, ТрансСиб и от левого берега Шилки уходит (на перевал, вглубь степи здешней горной, к городку Чернышевск–Забайкальский)… после чего река эта преобретает уже не только красиво–горный, но и достаточно дикий вид.
      В 50 км ниже на ней, правда, ещё один достаточно старый русский городок Сретенск (см. фото) расположен… а за км.7 до него – большой пгт.Кокуй. Но к ним от ТрансСиба ведёт лишь полузаброшенная неэлектрофицированная узкоколейка – по которой всего только и ходит, что 1 раз в день туда и обратно 1 вагон пассажирский, влекомый локомотивчиком маневровым. Но зато там 2-ой автомост большой через Шилку имеется… по которому дорога идёт от ст.Куэнга по правому берегу Шилки – к р.Аргунь в р-не с.Олочи... а вдоль левого берега Шилки – км.30 вниз по течению до с.Фирсово. Ещё же ниже дорога последняя летом только кусками проходима (уходя слишком круто то в горы здешние, залесенные после ст.Куэнга уже по обоим берегам, то в реку) – мимо села Шилкинский Завод (откуда как раз и начиналась водная часть «Муравьевских сплавов», заселивших в середине 19 века весь левый берег Амура «русскоязычным» населением), пос.Усть–Карск (даже сейчас довольно большого, с хорошими магазинами и т.п.) и до дер.Куларки. Но через день (а на следующий – обратно) до последних от Сретенска ходит пассажирский водомёт «Заря». А по берегам Шилки с обеих сторон – весьма красивые, широкие, высоко-травные, сплошь цветущие луга (см. фото).
      Затем, в км.15 ниже по течению Шилки от д.Куларки стоит дер.Усть–Черная (последнее достаточно жилое постоянно селение на Шилке). Ещё через км.75 ниже неё – база золотого прииска (в бассейне этой реки, окаймленном Шилкинским и Амазарским хребтами на севере и Борщовочным хребтом на юге, вообще достаточно крупные месторождения цветных металлов и золота).
      Дальше, ещё км.50 вдоль Шилки через каждые несколько километров встречаются избы рыбацкие и лето–отдыхательные. Причем здесь всего км.30 через горы пологие, залесенные до ТрансСиба… куда от б.д.Часовинка вообще колея проезжая идет… а также гаражи стоят для катеров многочисленных (единственных из тех, которые мы встретили на Борзе, Ононе, Ингоде и Шилке) – на которых народ (приезжающий сюда на выходные и в отпуска на машинах с Хабаровского тракта и селений вдоль оного и ТрансСиба) по вышеупомянутым избам разъезжается.
      И наконец, последние свои км.130 (до самой государственной границы и начала реки Амур) Шилка течёт совсем вплотную практически к диким залесённым горам по обоим её берегам (где на нечастых полянах трава густейшая выше меня ростом и никаких тебе цветов, как раньше – но зато, скальные выходы всё больше и чаще уже прямо в реку обрываются).
      Там нас и накрыло ненастье, вылившееся затем в знаменитое наводнение на Амуре. 1,5 суток мы пытались его переждать на открытой каменисто–травяной полосе пустого берега под сплошным дождём, непрерывно изливающимся из туч низких, идущих безостановочно со стороны Амура. Но затем поняли, что нас тут смоет либо рекой поднимающейся; либо ручьями, с горных склонов всё гуще текущими под нашу палатку. Да и дрова, паводками сюда нанесённые, ненастье к тому времени успело насквозь мокрыми сделать. Так что пришлось нам плыть дальше.
      А как подплыли к устью Шилки, смотрим, катер пограничный у берега стоит - с которого нам в мегафон кричат, чтобы мы скорее к ним приставали (Потому что, как после выяснилось, нет у них горючего, чтобы за нарушителями гоняться. Вот и приходится последних на испуг брать. А которые не пугаются – так дальше и плывут… Что, в общем-то, и правильно. Если у людей надобность большая в пересечении государственной границы имеется – то зачем же их задерживать… Другое дело, «бездельники», вроде нас).
      Ну мы, как люди в принципе законопослушные (если обстоятельства нас к обратному совсем уж сильно не вынуждают), к тем пограничникам подплыли, показали бумагу от Русского Географического Общества, паспорта свои российские и заграничные. Но хотя граница российско–китайская (как и российско–монгольская и монголо–китайская), в принципе, безвизовой считается – пропуск нам дальше прямо здесь, на месте не выдали (как это обычно делается на российско–финской границе)… сказав, что со всеми этими документами его нужно было в Чите оформлять.
      – Хорошо, – отвечаем мы, – тогда скажите, как нам обратно выдвориться. Потому как дорог через горы отсюда никуда нынче уже не идет – сами знаете. А против течения по Шилке минимум 130км обратно мы тоже не выгребем.
      Подумали пограничники (Проще всего, конечно, камень на шею навязчивым этим нарушителям и в воду… Но мутные они какие-то, с бумагами непонятными. Утопишь таких, сгоряча – и будешь потом «карму» свою до конца времен отмывать) и вызвали, на всякий случай, по наши души ближнюю заставу (на берегу р.Аргунь недалеко от дер.Усть–Стрелка локализуемую).
      Радостно приехала та через пару часов на ГАЗ-66 в полном своём составе, с автоматами и собаками (нарушителей здесь отродясь не видели – а тут на тебе, счастье привалило)… но поняв, что здесь вместо медалей за задержание непонятно чего на голову огребёшь – тоже посмурнели. Однако, делать нечего… погрузили нас в кузов и повезли к себе – на реку Аргунь, на самую границу.
      И вот не верьте всем тем, кто страну нашу хая, говорит, какая техника у нас плохая. Я просто не знаю, что (или кто) ещё, кроме ГАЗ-66, способно было бы пройти за 2 часа 5км по той дороге.
      Везли нас сначала среди трав и цветов чуть не с меня ростом (а также комаров рыжих здоровенных – бросающихся на нас, хуже собак пограничных, прямо на ходу машины)… а затем, по залесенным горам (где ветви деревьев смыкались прямо над колеёй – так что всем нам приходилось постоянно голову пригибать, чтобы их ветвями теми не по-отшибало)… причем такой, размытой, малонаезженной, заколдобистой колеёй, какой я даже на Вилюйском тракте не видел (где уже тогда всерьёз думал – не на коровах ли придётся обратно к Лене выбираться) – да ещё и склоны крутейшие то вниз, то вверх постоянно преодолевая.
      Прожили мы на той заставе трое суток. Со всеми собаками местными пограничными передружились. В бане отмылись. Отъелись (Благо, поселили нас в КПЗ прямо напротив кухонного блока. Так что вскоре я сам, вместо повара отсутствующего, начал на всю заставу готовить. И стал уже подумывать, а не остаться ли тут, вообще, на несколько лет по контракту).
      Но тут, увы, пришло-таки сверху по Аргуни судно на воздушной подушке – на котором 14 «элитных» пограничников местных (никого ниже старлея – каковые тут начальниками застав небольших, вроде «нашей», служат) ехало обратно в Сретенск (а дальше, посуху уже – на учения в Цугол… только не к буддийским монахам – а на крупнейший в Забайкальском крае военный полигон, где в это время даже Путин как раз присутствовал). Погрузили туда и нас… И рано утром, в тумане густом отправили обратно в Россию.
      Пока мы по Аргуни спускались – мимо аналогичной китайской заставы проплыли… А как по Шилке подниматься стали – подняли на крыло штук 100 бакланов…
      Час так прошел… другой… И я уже представлять стал – что будет, когда мы до жилых мест подобным порядком доберёмся… Картина получится, прямо скажем – эпическая… Из густого тумана вылетает сначала в полном молчании на бреющем полёте (в полуметре всего над гладью широкой реки) огромная толпа больших, как лебеди, чёрных бакланов… А за ними, некоторое время спустя, грозно гудя, наша камуфляжная «Арктика»… Народ местный, при виде такого – точно, на карачках по горам окрестным расползаться станет – про Нашествие Пришельцев гуторя. Но тут, в км.170 выше устья Шилки у нас самих напрочь заклинило двигатель. И мы в полностью неуправляемом состоянии (в отсутствие не то что какого-нибудь дополнительного подвесного моторчика – но даже якоря и вёсел) начинаем дрейфовать по Шилке обратно, в сторону китайской границы.
      И так до самого вечера и продрейфовали – как когда-то солдаты Муравьева… Только, у тех на плотах хотя бы еда была. А у нас лишь вода в судне с каждым часом прибывала – так что народ к концу дня уже весь на крышу перебрался.
      И тут, на закате уже, нас как раз рядом совсем с берегом в р-не б.д.Часовинка проносить стало (откуда, как я уже говорил, колея прямо к ТрансСибу ведёт)… Молодые старлеи при этом со всё возрастающей надеждой смотрят на своих отцов–командиров (подполковника – 14 лет только на границе с Афганистаном прослужившего… и капитана 3 ранга). Но те мудро молчат (потому как, тут неизвестно каким боком любой твой приказ обернуться может).
      И тогда, молодежь, не выдерав, сама, без приказа – бросается в воду, чтобы помочь нам «Арктику» свою зачалить (мы-то нашу байду уже давно надули, вещи в неё загрузили и по-любому собираемся тут на берег высаживаться – потому как у нас, в отличие от пограничников, служба во время дрейфа этого замечательного не идет и на китайской границе нам точно никто рад не будет).
      И вот, доставляем мы на байде своей причальный конец «Арктики» на берег. Доплывают туда и погранцы. Хватают канат. Пытаются его за что-нибудь на берегу зацепить… Но 8-тонное судно, течением влекомое, их перетягивает.
      Однако, ой как не хочется молодым и горячим пограничникам российским и дальше на гиблой посудине этой неведомо сколько и куда дрейфовать… И потому, выбираются они потихоньку в одних плавках обратно на берег, вместе даже с обоими судоводителями – оставив без приказа и свою «боевую единицу» (то бишь, судно), и отцов–командиров (которых они, в соответствии с присягой, от пули вражеской – и то собой должны прикрывать), и вещи с документами, и оружие, и спецпочту… А это, если подумать – трибунал, практически в чистом виде…
      Хотя, чего там думать. Мы-то, как раз, люди гражданские – и вообще, задержанные (хорошо ещё, хоть не расстрелянные). Так что нас это, по-уму если, никоим образом не касается-то никаким боком не должно… Однако, жалко ребят. Свои же, всё-таки, пограничники – не китайские, чай.
      И потому, я быстро разгрузив нашу байду, один уже налегке гребу на ней вслед за «Арктикой» (помятуя при том, что если во время этой «спасательной операции» меня самого слишком далеко унесёт – то обратно против течения вернуться мне тоже весьма сложно будет – берег то тут скалистый, прямо в реку обрывающийся)… забираю там опять причальный канат, обвязываю его себе вокруг пояса… и так, на буксире до берега всю ихнюю 8-тонную посудину дотаскиваю и канатом за камни зачаливаю.
      И лишь тогда только отцы–командиры умудрённые на берег неспешно сходят… А подчиненные их – наоборот, к судну своему бегут.

      Честно заслуженную медаль за спасение элитного офицерского отряда пограничников аргунских мне, конечно, в результате всего этого так и не дали (иначе пришлось бы им всю вышеозначенную историю до своего «высокого» начальства доводить – что обернулось бы для многих её участников, как минимум, немалыми взысканиями).
      Но по крайней мере, довезли нас на вызванной машине вместе с остальными всеми км.20 по 1-рядной грунтовке со множеством полуразрушенных деревянных мостов через горы до 2-рядной асфальтовой федеральной трассы «Чита – Хабаровск» + по последней ещё км.30 – до ж.д.ст.Могоча.
      Откуда мы уже сами доехали по ТрансСибу обратно до г.Чита. Оформили там, как положено, пропуска в погранзону. Доехали опять на поезде мимо станций Карымская и Борзя до г.Забайкальск. И сплавились оттуда 1060км по реке Аргунь – до самого её устья.
      Река эта тоже весьма красивой оказалась… и как правило, к залесенным горам на одном или другом берегу вплотную почти текущей со скоростью ~6км/ч (по «средней воде»). Плюс, если вначале пути на Аргуни встречались ещё селения (такие как г.Приаргунск, с. Нерчинский завод, с.Олоча и т.п.) – то последние км.500 своего течения река оная до нынешних емен почти совсем дикой осталась (не считая погранзастав через каждые 40–50км).
      Однако, поскольку по Аргуни, как и по Амуру, непосредственно идет граница России с Китаем – то в темное время на обеих этих реках находиться ближе 100м к любому из берегов запрещено (притом, что ширина Аргуни – даже там, где она одним руслом течет – всего м.300–500). Вследствие чего, ночевать нас обязали каждый раз непременно на какой-нибудь заставе (желательно, конечно, российской – если нет ярко выраженного желания в китйском зиндане посидеть).
      А там, как в монастырях глухих – каков начальник, таков и «внутренней службы устав». Так что на одних заставах тебя, по-человечески, в КПЗ поселят и в кухонном блоке (что рядом как раз с КПЗ) на довольствие поставят. На других, палатку в кустах за баней разрешат только поставить… вещи все на 500м от берега перетаскать заставят… сами не накормят и костёр разводить запретят… да ещё и часового возле поставят (который тебя даже в туалет сопровождать будет – а то и вообще, в темное время из палатки выходить запретит). 3-и собак своих «невзначай» натравят. 4-ые, вовсе, постараются в нарушении каком-либо уличить и протокол об оном составить со всеми вытекающими. И это не считая ещё возможных провокаций со стороны китайских пограничников (которым тоже без нарушений служить, как минимум, скучно).
      А большинство начальников застав здешних небольших, как уже говорилось, старлеи молодые – от скуки и избытка сил мающиеся… предоставленной им возможностью по-управлять людскими судьбами ещё не наигравшиеся… о карьерном росте наискорейшем мечтающие… да плюс ещё, с характерами весьма разными, настроением переменчивым, переизбытком энергии… и не слишком большим ещё пониманием всех последствий возможных своих действий (в сочетании с большим эгоцентризмом).
      Так что, хотя на большинстве застав нас встречали и устраивали на ночлег более чем прилично (предупреждаемые заранее по рации о нашем прибытии предыдущими заставами… и жаждущие по-общаться с новыми людьми – каковые тут нечасто встречаются) и очень много чего мы услышали и узнали во время такого своего плавания именно в плане человеческих судеб и характеров – в целом, плавание по границе хорошо только для любителей особого рода приключений.

      Затем, после того как мы проплыли ещё раз мимо знакомой уже заставы в р-не дер.Усть-Стрелка – Аргунь, слившись с Шилкой, образовала легендарный Амур. Но уже через км.100 плавания по нему, на погранзаставе возле пос.Игнашино – Забайкальский военный округ (на прохождение по которому нам был выдан в Чите пропуск) кончился, и началась Амурская область (на прохождение в приграничном районе которой пропуск получать нужно было уже в г.Благовещенск).
      Но спасибо извечной лени российской. Чем организовывать опять нашу выброску к ТрансСибу, пограничники тамошние, созвонившись со своим полковником, предпочли дать нам разрешение проплыть ещё 180км по Амуру (вдобавок к 1160км, уже пройденным по российско–китайской границе) – до п.Джалинда… от которого км.80 на север по весьма оживленной трассе легко на автобусе доехать до ж.д.ст.Сковородино (бывший Невер – где мы уже неоднократно в своих странствиях по здешним краям бывали).
      А уж когда мы до туда добрались – то не могли не проплыть ещё км.20… до места, где в 17 веке Албазинская крепость стояла – в которой ещё Хабаров и последователи его (включая и П.Бекетова) от китайцев отбивались.

      Дальше, от г.Сковородино мы обратно по ТрансСибу доехали до г.Чита. А оттуда, пересев на местный поезд, перевалили через Яблоновый хребет (в 60км западнее Читы)… и в 20км западнее оного, в р-не ст.Сохондо встали на реку Хилок (всего в 70км выше, считая изгибы реки, вытекающего из озера Шаклинское) на высоте от уровня моря около 900м.
      Дальше на запад оный Хилок пропетлял км.80 по достаточно широкой мелколесно–кустарниковой долин до п.Могзон. Потом ещё км.40, по той же долине множеством рукавов разбегаясь – до с.Улетка… и ещё км.120 до с.Хушенга. Ширина у Хилка при этом, даже когда он одним руслом собирался, была всего ~100м (а в долине он, как правило, ещё и на много гораздо более мелких рукавов разбивался). Вода, даже в начале августа – чистая и довольно холодная. Глубина реки – тоже небольшая… Но пока вода в ней, как во время описываемых событий, на среднем уровне держится – из байды вылезать (чтобы проводить её по мелям) нам довольно редко приходилось.
      Плюс, дно ровное, мелкокаменистое – с длинными, стелящимися вдоль него водорослями. Плюс с середины Хилка, когда он тёк посреди долины – только лес вокруг виден был с полянами, как на настоящей таёжной речке.
      Другое дело, когда, собравшись в одно русло, Хилок в узость межгорную входил или хотя бы к одному из гористых краёв долины вплотную почти подходил.
      Но это достаточно редко наблюдалось. В основном же, почти на всём своём протяжении Хилок петлял как минимум с двойным коэффициентом относительно крупномасштабной карты.

      Когда мы ночевали возле села Хушенга, я в темноте уже, ради интереса от реки к станции сходил. Поезда товарные по ТрансСибу там шли длиннющие и почти беспрерывно.
      Далее, до села Гыршелун ещё один дневной переход был –в км.40 по реке, текущей посреди мелколесно–кустарниковой долины…Причем, последняя перед с.Гыршелун стала уже не только широко–степной, но и цветочно–высоко–травяной (см. фото)… Плюс, темно–синее, сочное грозовое небо над нею… И горы на горизонте (в км.2 от реки) – у подножия которых ТрансСиб как раз и идёт, в районе села Гыршелун на множество путей разбегаясь.
      Затем, перед п.Хилок (откуда местные пригородные поезда идут на восток до ст.Могзон и на запад до ст. Петровский Завод… и где целый микрорайон 5-этажных, многопарадных жилых домов… а также парк на острове посреди реки) река одноименная на полдня опять к горам по правому берегу и ТрансСибу подошла.
      Дальше, до с.Бада (в 120км ниже по реке от с.Гыршелун) Хилок то подходил к ТрансСибу опять почти вплотную, то петлял по красивой, степной, цветочно–травяной долине межгорной (см. фото).
      Затем, до с.Хохотуй опять рукавами мелкими весьма нам кружить пришлось по широкой, кустарниковой, редко–травяной долине. Потом, до с.Новопавловка Хилок нас вдоль гор и ТрансСиба одним руслом опять нёс весьма красиво.
      После чего, до с.Тарбагатай (км.120 ниже по реке от с.Бада) нам опять пришлось петлять по реке среди долины кустарниковой. При этом, в последнем селе от ж.д.станции до реки всего м.800 оказалось + магазинов немало + при необходимости, лодку и вещи на пустом берегу травяном собирать вполне удобно.
      Плюс, ниже по течению Хилок от ТрансСиба резко достаточно к югу уходит. Потом км.20 ещё красиво петляет среди горной степи (которая слева низкая и ровная… а справа даже сразу от реки на м.100 выше, чем слева – и дальше поднимается, всхолмляясь, всё выше к перевалу).
      Затем, горы залесенные с обеих сторон к реке практически вплотную подходят (см. фото)… и км.80 Хилок усиленно петляет уже между оными (красиво весьма и не разбиваясь на рукава) – до самого села Усть–Обор (см. фото) (где один небольшой, деревянный буддийский храм–дацан имеется… а также несколько бурханов – аналогов «поклонных крестов» у буддистов ).
      Дальше, км.30 до с.Малета Хилок опять по широкой степной долине течет (перед с.Алентуй, правда, к правым, открытым, красивым горам подходя). Потом, км.35 Хилок снова между горами залесёнными петляет – подходя затем к обрывам красивым, глинозёмным, оврагами глубокими изрезанным на правом берегу (см. фото).
      А там вскоре уже и с.Пески… После которого км.150 – минуя сёла большие и малые (Слобода, Куналей, Бичура, Петропавлавка, Покровка и т.д.) – до самого с.Хаян (см. фото) (с новым деревянным храмом–дацаном буддйским «в китайском стиле») Хилок рукавами многочисленными петляет посреди степной долины шириной км.5… Расположенной, впрочем, в свою очередь, посреди целой горной страны с вершинами до 1300м высотой (при уровне реки в 600м)… Где есть и утесы высокие, скальные… и луга на вершинах почти (на которых коровы местные сами по себе пасутся… а бараны, так вообще, норовят чуть ли не в Монголию уйти)… и склоны крутые, залесенные… и распадки глубокие… и села в распадках тех, колеями межгорными соединённые… и даже озёра весьма живописные (см. фото).
      Дальше, по долине шириной ~1км, стиснутой горами всё теми же открытыми, Хилок течёт, извиваясь вовсю, мимо сел Маргинтуй и Билютай (см. фото) – км.90 до с.Подлопатки (где я, любуясь окрестными видами, умудрился даже на барсука спящего наступить)… После которого снова рукавами многочисленными разбегается по широкой степной долине – мимо ещё одного большого села по имени Зурган–Дэбэ (с очередным дацаном буддийским… откуда всего км.30 по автодороге на запад до большого автомоста через Селенгу)
      Пока за км.10 до с.Харитоново не стиснут опять реку эту с обеих сторон горы (см. фото) (гуляя по которым, я немало бурятов и собак их пастушьих успел напугать – которые никак понять не могли, зачем человеку пешком по таким просторам ходить… а я тем временем не заметил даже как Зурганский хребет успел перемахнуть)… а ещё через км.30 впадает Хилок наконец в Селенгу (см. фото).

      В вышеупомянутом с.Харитоново «бараньерогие» наличники (напоминающие, даже в самом простом своём варианте, капители древнегреческих колонн ионических… и распространённые, с разными вариациями, в селах вдоль всего нижнего течения реки Хилок) доведены уже до полного совершенства (см. фото).
      Ширина у Хилка даже в устье не больше 350м. И воды в нём, как говорят местные, в июле–августе обычно совсем мало (хотя нынче мы плыли по вполне среднему её уровню – так что ниже с.Тарбагатай нам байду свою по мелям пешком проводить вообще не приходилось). Но зато, несмотря даже на обилие больших сел по берегам и скота в них – вода в Хилке прозрачной и чистой оставалась на всём его протяжении (вот что значит, помимо всего прочего, «культура водопользования»).

      А вот у Селенги, когда мы вплыли в неё, ширина сразу м.800 оказалась… вода мутная, быстротекущая и весьма высокая… и много гор по берегам – ещё более высоких, чем вдоль р.Хилок, красивых и открытых (с каменисто–редко–травяными склонами) (см. фото).
      Проплыв км.40 вниз по Селенге от устья р.Хилок, на ст.Ганзурино мы сели на поезд… доехали на оном до ст.Наушки (откуда я съездил ещё 30км по автодороге на восток до г.Кяхта – после Нерчинского договора до середины 19 века основным пунктом сообщения России с Китаем и Монголией являвшимся). И оттуда уже мы поплыли обратно вниз по Селенге мимо городов Гусиноозерск (с большим, каменным, буддийским Тамчинским монастырем–дацаном, основанным ещё в 1741г на западном берегу Гусиного озера – куда я съездил за 35км от с.Селендума, расположенного на левом берегу Селенги в 115км ниже по её течению от монгольской границы в р-не ст.Наушки) и Улан–Удэ (бывший Верхнеудинск, расположенный на реке Селенга в км.350 от монгольской границы и в км.220 от устья… с Иволгинским монастырем–дацаном – главным считающимся сейчас среди российских буддистов – но построенным, правда, лишь в 1945г) до оз.Байкал… и далее 220км вдоль юго–восточного берега оного (с хребтом Хамар–Дабан) до п.Слюдянка. Где сели на поезд, идущий обратно в Москву.

© дневник путешествия - Владимир Сибирцев - http://www.vs1969r.narod.ru/goto61.htm