выставка Картин художник Алексей Усков на Главную
автор очерка – Олег Добров (г.Новосибирск… e-mail: siberia_speleo@mail.ru)

    Пригород Нижнеудинска – поселок Вознесенский. Здесь, в предгорьях Саян живет художник, путешественник, немножко поэт и видеооператор, и просто очень интересный человек Алексей Усков.
    Я познакомился с ним добрый десяток лет назад во время путешествия в пещеры Тофаларии. Похоже, образ любого человека с рюкзаком, у жителей маленького городка на "Транссибе" сразу же ассоциировался со своим земляком – Алексеем. Первым человеком, кто упомянул нам об Ускове, был дежурный милиционер на вокзале, порекомендовавший, в случае необходимости, остановиться на постой у местного художника. Парой часов позже состоялась наша встреча с его картинами – в залах краеведческого музея открылась персональная выставка Алексея Степановича.
    На полотнах своей неповторимой жизнью жили горы. Чуть сказочные, и вместе с тем абсолютно реальные. Такие, какими они мне снятся весной, когда очень хочется покинуть город и отправиться в очередное странствие, и такие, что видятся из палатки. Почти все тогдашние картины обрели новых хозяев и навсегда растворились в пространствах планеты. Но до сих пор, стоит закрыть глаза, и пред внутренним взором возникают яркие пятнышки жарков на берегу озера, легкие бревнышки переправы над щелью каньона, бушующие валы таежной реки.
    Так получилось, что в Нижнеудинске, мы что называется "зависли". Демократия убила местную авиацию, отрезав тофаларские села от большой земли. В местном исполкоме нам посоветовали добираться до верховий Уды сперва лесовозами, а затем пешком. А так как уже близился вечер, то на ночлег рекомендовали отправиться в местный туристский клуб "Каньон".
    Большая изба бывшей пекарни у конечной остановки автобуса. Щит с эмблемой клуба у входа. Здесь и произошло наше знакомство с Алексеем – создателем, духовным вдохновителем, техническим руководителем необычного заведения, где в единственной комнате соединились мастерская художника, детский туристский клуб, учебный класс, где местные школьники на уроках труда постигали азы художественной резьбы по дереву.
    Чуть позже, когда отправились по домам школьники, в избе Ускова стали собираться люди постарше. Кто-то пришел посоветоваться, как превратить купленный деревянный ларь в резную шкатулку, подошло несколько местных туристов-водников, на огонек, просто поговорить за кружкой чая, подходили и подходили самые разные люди: "Независимо от пристрастий, будь то альпинисты, сплавщики, спелеологи – мы все собратья, скомпонованные, как мазки на полотнах художника, создающие сюжет жизни".
    Есть у меня и в Новосибирске знакомые художники. И их мастерские то же, в некоторой степени, клубы общения. Но здесь, у нас, общение это чаще всего – элитарная беседа на фоне хронического безделья. Там же, в Нижнеудинске прежде всего бросалось в глаза и удивляло общение деятельное.
    Несколько раз потом доводилось мне бывать в клубе-мастерской Леши Ускова. И каждый раз я узнавая, в тоже время знакомился заново с этой избой. Менялся интерьер, менялись картины и фотографии на стенах. Неизменным оставался душевный настрой хозяина и его гостей.
    Как-то Алексей сказал: "Мы, путешественники, живем под знаком розы ветров, каждый луч которой направлен к своей стороне горизонта. Человек, дай свободу своим мыслям, не живи чужими, иначе потеряешь свои". И каждый год отправляется мой друг на поиски нового, привозя домой этюды и видеофильмы, описания сложнейших порогов саянских рек и стихи-песни.
    Живопись наложила свои требования на многие путешествия Ускова. Очень часто в свои странствия он вынужден отправляться в одиночку. Здесь нет "позы" Федора Конюхова. В отличие от него Алексей, совершая сложнейшие "сольные" прохождения водных маршрутов не стремиться попасть в желтые листки бульварной прессы или в записи рекордов книги Гиннеса, рядом с чемпионами по поеданию гамбургеров. Просто, иногда, ему необходимо остановиться на два–три дня в ожидании именно того рассвета. Или отклониться от намеченного маршрута, дабы подняться на безымянный голец, навсегда унеся с собой, в набросках этюда, спрятавшееся в глубине кара озеро. Творчество подразумевает неспешность и созерцание. И трудно, а чаще невозможно, найти спутников, которые смогут часами, а то и сутками ждать, глядя, как под кистью застывают мгновения бытия.
    И в то же время одиночные путешествия дают ни с чем не сравнимые впечатления и опыт. О многих своих приключениях Алексей не любит рассказывать, считая их слишком личными и потому неинтересными посторонним. Лишь иногда, как бы к слову, всплывает та или иная история. И узнаешь о вещах, немыслимых для путешествующих группой – о единоборстве с порогом и перевернувшимся в нем катамаране, об олене, спасающимся в реке от неведомых преследователей, чуть не утопившим и катамаран и его капитана.
    В одну из последних встреч, Алексей показал мне видеосюжет о нем, снятый иркутским телевиденьем.
    – Алексей Степанович – спрашивала тележурналистка – зачем вам все это: походы, работа с детьми, какой вообще представляется вам смысл жизни?
    – Я хочу добиться бессмертия.
    – Бессмертия духовного? Бессмертия творца, обретенного в бессмертии его работ?
    – Нет, – ответил, закуривая очередную сигарету, Алексей – бессмертия физического.
    – Но, вы же курите!!!
    – Это входит в условия эксперимента. Иначе цель будет достигнута слишком просто.

    "На крыше моей мастерской флагшток с вымпелом клуба Каньон. И когда дует ветер он начинает вибрировать, наполняя помещение чуть слышной музыкой непройденных дорог. В эти минуты я чувствую, что движения наших помыслов созвучны движению планеты" / А.Усков

Стихи Алексея Ускова

Вскружили горы голову мою -
Стеной стоят безмолвные громады,
А с них летят и бьются водопады –
Я у подножья вечности стою

И дым костра над пляшущей рекой,
И стук камней, срывающихся в бездну.
И скрежет льда под кошкою железной
И неба синий свод над головой.

Горы это снега,
Горы это дожди,
Пена бешенных рек
И долины в тумане.
Горы словно призыв,
Горы словно мечта,
Горы словно предел
Исполненья желаний

Горы – грохот лавин,
Горы – шрам на виске,
Ледоруб на скале
И табличка на камень.
Горы – светлая грусть,
Горы – злая тоска.
Горы – чья-то печаль,
Чья-то светлая память.

Дружу с морозом уже давно,
А по утрам бросаюсь в снег.
Природа мне дала окно
В живущий мой двадцатый век.

Выставка картин Алексея Ускова

Сайт управляется системой uCoz