Вдвоём на каяках по притокам Енисея - 07.1990
пос.Ярцево – р.Исаковка – р.Торжиха – г.Красноярск
версия Станислава Сибирцева
на
Глав-
ную

    Теплоход из Красноярска вниз по Енисею до Туруханска отправлялся раз в две недели – т.е. всего два раза в месяц. Билеты на теплоход были давно проданы. Об этом я узнал по телефону ещё в Ленинграде… и как мог готовился к тому, чтобы мы могли попасть на этот теплоход. Нас было четверо… три экипажа – мы с Володей на двух каяках и Сашка с Татьяной на байдарке. Шансов попасть на теплоход почти не было. Попасть на него можно было только за счёт туристской наглости. Мы прибыли сюда с другого конца нашей необъятной страны, и отступать нам было некуда. Большому начальнику (кажется, это был начальник речного вокзала) я подал «казённую» бумагу на бланке… где было сказано, что мы из Ленинграда, являемся сотрудниками Главной Геофизической обсерватории и отправляемся для обследования экологического состояния великой сибирской реки – Енисей… а также высказана просьба оказывать нам всяческое содействие в продвижении по ней.
    Для убедительности я предъявил командировку… Командировка эта была настоящая – в отличие от строгой «казённой» бумаги… В ГГО я занимался контролем воздушных загрязнений – а в Красноярске давно никто ничего не контролировал. Вот я и оформил командировку – чтобы познакомиться с работой Красноярского центра экологического контроля. Начальник вокзала проникся важностью нашего здесь пребывания и дал записку – чтобы нас отправили на теплоходе четвертым классом.
    Радостные мы с большим трудом с байдарками и рюкзаками протолкались к трапу теплохода. Но вскоре выяснилось, что записка никакая не нужна – а нужно только влезть вместе с толпой пассажиров на этот теплоход, не свалившись с трапа от толчеи. Пара матросов у трапа равнодушно смотрели на толпу, пробивающуюся на теплоход. Ни у кого никаких билетов не было, и никто их не спрашивал… у пассажиров были только мешки, корзинки и прочая поклажа.
    И вот наш красивый, большой, белый теплоход, мощно подрагивая, степенно и важно идёт вниз по великой сибирской реке Енисей… И за всё это великолепное путешествие на прекрасном теплоходе в течение четыре или пять дней аж до самого далёкого Туруханска – с нас взяли после отправления всего по 9 рублей… Погода была жаркая. Большая река открывала нам сибирские речные и береговые просторы. И, обдуваемые речным ветерком, мы наслаждались этим плаванием.
    Устроились мы на своих ковриках почти на носовой части палубы... В маршрутной книжке заявлено нас было шесть человек (маршрут, нами выбранный, был четвертой категории сложности… и участников в нём, по правилам, должно было быть не менее шести)… Но два участника (Лёня Киселев и Витя Соловьев) не смогли поехать (да и не очень стремились… время и деньги для такого похода – главное препятствие) – и нас осталось четверо.
    Выбранный маршрут был сложен как технически, так и физически… но зато, должен был быть очень интересным… Одной из главных сложностей при этом, как это часто бывает в Сибири – было выйти на маршрут… Нам нужно было доплыть на теплоходе до Туруханска… подняться на рейсовом водомётном катере вверх по Нижней Тунгуске до пос.Ногинск… и, пройдя по тайге по компасу км.18, выйти на р.Дельтулу. Затем, спускаясь на лодках по Дельтуле, нам нужно было выйти в р.Бахту… по ней спуститься до Енисея… и оттуда снова на теплоходе добраться до Красноярска.
    Как Дельтула, так и особенно Бахта – реки довольно сложные и совершенно не населённые. На карте нет ни одного населённого пункта. Описания маршрута найти не удалось… приличных карт – тоже… Свою поездку я совместил с командировкой – что позволило мне решить вопрос c затратами на дорогу… Сашка работал в военном училище и имел льготу на проезд по ж.д. за 50%. До Красноярска Володя с байдарками и основным нашим грузом ехал поездом по Сашкиному льготному билету. Оплату за проезд он отдал Сашке. И мы втроём летели самолётом.
    Мы загрузили в поезд наш багаж… и всё купе в вагоне поезда было забито нашим походным барахлом. В пути во всём вагоне была жара… а в купе у Володи было выбито окно. Окно было затянуто одеялом… и в купе была ужасная холодина. Проводниками были молодые парни – студенты. Они постоянно пили водку в пути. Одни сутки во всём поезде ехал только один проводник – бригадир… да и то, потому что не смог покинуть поезд по причине сильной своей нетрезвости. Остальная бригада проводников пересела в скорый поезд – который шел из Москвы и обгонял поезд, в котором ехал Володя. В скором поезде тоже была бригада проводников – студентов… но девиц из Москвы. К ним-то наши проводники и пересели… и ехали целые сутки в другом поезде. На следующие сутки проводники снова сели в свой поезд… В Красноярске Володе одному пришлось управляться с огромным багажом. Протрезвевший проводник помог выгрузить багаж на платформу, и был крайне удивлён его количеству. Каким-то образом Володя всю эту гору походного барахла перетаскал в камеру хранения.
    Итак после всех треволнений мы блаженствовали на палубе. Река сильно и мощно катила свои воды вниз, к океану… С Сашкой я три раза ходил в походы. В предстоящем походе нам не хватало хотя бы одного физически крепкого мужика, но это обычная история - всегда кого ни будь, или чего ни будь да не хватает… По берегам были поля, деревеньки… и остановки теплохода в них были достаточно часты… Река своей мощью, своим простором и величием впечатляет. Течение сильное… местами на такой огромной реке встречались мощные даже для нашего теплохода, залитые водой пороги.
    Я не ожидал, что Енисей так плотно заселён. Понемногу народ на теплоходе убавлялся… но пассажиров было всё ещё очень много – и нужно было искать место на палубе, чтобы улечься на ночь. Я нашел себе отличное место в средней части теплохода под крышей, под биллиардным столом, где постелил свой туристский коврик и расстелил на нём спальный мешок. Володя устроился на этом биллиардном столе, а Сашка с Татьяной блаженствовали в носовой части палубы… Днём было жарко… к вечеру было всё ещё тепло… и мы, сидя на палубе, любовались великолепным закатом на широкой речной глади. К ночи мы с Володей отправились спать на свои «плацкартные» места… а Сашка с Татьяной остались любоваться догорающим закатом, сидя под открытым небом, на палубе. У Сашки был взят с собой спирт, они принимали его на душу, закусывали консервами, тихо сидели – и им было очень хорошо. Ночью в тишине теплоход, мощно подрагивая, плавно и быстро шёл вниз по реке. Одевшись и забравшись в спальники, мы с Володей быстро уснули – и неплохо выспались.
    Днём в каюте третьего класса освободилось одно место… и мы, доплатив небольшую сумму, его заняли. В каюте были ещё два человека – мужчина средних лет с дочерью лет десяти. Ехали они до Норильска. У мужчины был замечательный багаж – большое количество сухих берёзовых веников. Мы по очереди, по паре часов отсыпались теперь в каюте… но через какое-то время наш сосед начал возмущаться, что в каюте едут все время новые люди… вероятно, боялся за свои веники.
    Этот день тоже был очень жарким. Сашка с Татьяной сидели снова на носовой палубе и продолжали пить спирт. На жаре Сашка совсем раскис от выпитого спирта… а рядом на солнцепёке стояла открытая банка тушенки. Была у Сашки такая слабость, и спирт (для «медицинских целей») у него был. Меня встревожило его состояние… и открытая банка тушенки, стоящая на жаре.
    Утром теплоход должен был прийти в пос.Вороговку – где мы можем узнать о катере до Ногинска… или если на Н Тунгуске вода совсем низкая, и катера не будет – то идти придётся на запасной маршрут (по рекам Исаковка и Вороговка)… Уже здесь в Сибири, на теплоходе выяснилось, что Сашка почти панически боится идти на основной наш маршрут. Он пытался нас с Володей уговорить идти сразу по запасному маршруту… и спрашивал меня – пойду ли я на Дельтулу без них, вдвоём с Володей? Он всячески пытался нас повернуть на Исаковку… но я категорически был настроен на Дельтулу. Запасной маршрут был мне не интересен, не проработан и записан в маршрутную книжку больше для формальности… Сашка с Татьяной шли одной лодкой… опыта на реках в нашей полосе у них было достаточно – но без нас они здесь, в Сибири не пошли бы на Исаковку. Нам же с Володей идти на Дельтулу на двух каяках – тоже было рискованно… страховка одним каяком на «хорошей» реке очень слабая… но мы были непреклонны.
    И вот рано утром теплоход причалил к пристанив в пос.Вороговка. Мы с Володей спали… когда нас разбудил сосед по каюте и сообщил потрясающую новость – что нашего приятеля снимают с теплохода. Я выскочил на палубу и увидел, что нашего Сашку на носилках выносят с теплохода – а на берегу стоит скорая помощь. Мы с Володей быстро затолкали в рюкзаки свои вещи, выгрузили на пристань байдарки, всё наше барахло и тоже сошли с теплохода. Татьяну мы оставили с вещами. А сами поехали с Сашкой на скорой помощи в больницу.
    Сашка был бледный и в тяжёлом состоянии. Что с ним – врачи пока сказать не могли… но начали сразу делать промывание желудка большим количеством воды (кажется, с марганцовкой), мерить кровяное давление и температуру. Они сказали нам, что возможно отравление… а возможно, и язва желудка… и если к утру улучшения не будет – то будут вертолётом завтра эвакуировать в Туруханск в больницу. Сашке, когда он услышал про Туруханск – кажется, сразу сделалось ещё хуже (вот если бы доктора предложили Сашку эвакуировать обратно в Красноярск – он бы сильно обрадовался, и ему бы сразу полегчало).
    Подождав какое-то время и убедившись, что Сашка находится в надёжных руках, и что ухудшения нет – мы пообещали прийти завтра утром и вернулись на дебаркадер… Посёлок вокруг был довольно большой, с аэродромом. В былые времена перелёты на местных авиалиниях (в основном, и сейчас это самолёты АН-2) здесь, в Сибири были также обычны, как у нас поездки на местных поездах… и стоимость их была вполне приемлема – почти такая, как поездка на «Метеоре» по реке. Теперь же самолёты стоят – пассажиров из-за дороговизны перелётов нет.
    На дебаркадере было совершенно пустое просторное, светлое помещение со скамейками – где мы довольно удобно расположились до следующего утра. Этот день, как и предыдущий, тоже был жаркий… и мы вынесли из помещения на пристань, в тенёк на речной ветерок весь наш запас сливочного масла, разложенного в банки из под кофе с плотными крышками. Я выкупался в Енисее… Татьяна, кажется, тоже… а Володя не стал – вода в Енисее была тут, прямо скажем, грязновата.
    Походили мы по посёлку – хотели что-нибудь прикупить для похода из продуктов… Но было уже начало «перестройки». И прикупить продукты было просто уже невозможно – всё было уже по талонам. На дебаркадере кроме нас никого не было – лишь проживал в пристройке, прямо на дебаркадере шкипер со своей женой… А утром мы ещё и своего масла в банках на пристани уже не нашли – шкипер его спёр. Это было печально и для нас невосполнимо – в походе данный продукт был очень ценным.
    Утром на берегу мы развели небольшой костёр, приготовили завтрак и отправились с Володей в больницу – навестить Сашку… Сашке было лучше, и никуда эвакуировать его не стали… но он был очень слаб и для похода явно не годился. Его собирались подержать ещё несколько дней в больнице – чтобы убедиться, что с ним всё в порядке (да было к тому же ещё подозрение – что у него всё же язва желудка). Так что Сашка решил отдохнуть с Татьяной где-нибудь на ближайшем притоке Енисея… А нам с Володей ничего не оставалось, как пойти по запасному маршруту. Если бы был у меня запас времени, то можно было бы как-то сплавиться вниз по Енисею до Туруханска и пробираться дальше на Ногинск и р.Бахту… но здесь, на больших сибирских пространствах на всё требуется слишком много времени – которого, увы, у нас, вечно спешащих европейцев, нет. Здесь же, в Сибири люди живут не спешно… и суеты и торопливости не любят.
    В тот же день шел встречный теплоход на Красноярск… И мы с Володей, оставив Татьяну в Вороговке, вернулись немного назад по Енисею – в пос.Ярцево… Ширина Енисея здесь не меньше 2км… и течение тоже сильное – 12–15 км/час… р.Исаковка впадает в Енисей на 2–3км выше Ярцева на противоположной стороне… и если идти на р.Исаковку от п.Ярцево через Енисей на каяках – то нас прилично снесёт вниз по течению и придётся выгребать против течения не меньше 5км… Однако, не далеко от нас рыбак (мужчина средних лет) собирался выходить на воду на катере… и я попросил его перевезти нас через Енисей… Шёл он как раз на Исаковку, так что удачно нас и подбросил. В знак благодарности, я сфотографировал нашего благодетеля и пообещал выслать фотографию… на что он скептически заметил – что не ты, мол, первый обещаешь прислать фото, только никто не присылает. Я заверил его, что я не из таких, которых он имел ввиду… но вышло как раз, как он предполагал – адрес его я потерял и выслать обещанную фотографию не смог.
    Довольные тем, что выбрались наконец на походную реку – мы собрали каяки и не спеша приготовили обед… Масла сливочного у нас не было ни грамма. Зато шпика (который нам изрядно потом надоел в походе) было целых 5кг. Но и консервов мясных у нас почти не было (оставили Сашке с Татьяной) – а потому надежда была только на этот самый шпик... тем более, что, к стыду своему, и рыбаки мы с Володей очень плохие.
    На берегу, впрочем, росло ещё много дикого лука и черемши… И мы набрали изрядно (наверное, от жадности) этого самого лука… потолкли его, присолили… и приготовили с растительным маслом отличную закуску… Чего делать не следовало… Со мной не было никаких проблем… а вот Володю начало мутить… начались рези и боли в животе... так что в дальнейшем с диким луком мы были осторожны… а вот черемшу использовали постоянно.
    В тот день мы не смогли идти по реке из-за плохого самочувствия Володи. Я отпаивал его чаем, давал какие-то лекарства. И он отлёживался и приходил в себя… А погода стояла отличная. Река в устье была м.30 шириной, глубиной 0,5–1,2м, с быстрым течением и крупными камнями в русле… Нам нужно было идти по этой реке вверх по течению… в верховье сделать волок на р.Вороговку… и спуститься по ней до Енисея… Такие варианты маршрутов типичны для этих мест – все реки в округе впадают в Енисей.
    Подниматься вверх по реке на вёслах тяжеловато… тем паче, что Исаковка вскоре стала существенно уже… а вот глубина её возросла местами до 1,5м и более… Вода настолько прозрачная – что глубину трудно определить. Иногда выскакиваешь из лодки (чтобы протащить её на сильном течении) – а дна не достать… и вместе с каяком и тебя течением сносит вниз… Течение сильное, но удивительно ровное… и часто его визуально не видно.
    Местами мы спокойно проходили на веслах… местами с трудом… а на мелководье лодки проводили… Местные рыбаки на моторных лодках проходят мелкие каменистые участки реки не снижая скорости. К днищу лодки у них прибита доска – которая выступает сзади лодки и защищает винт от поломки о камни. Рыбаков немного – всего несколько лодок. Даже для ловли хариуса нужно получать лицензию – не говоря уж про тайменя, который на Исаковке хотя тоже водится, но ловить его вовсе нельзя.
    По берегам реки хорошая сухая сибирская тайга. Часто встречаются на берегу большие кедры. Возмущает то, что смолянистые комли этих столетних кедров, стоящих на берегу реки, часто подрублены на растопку костров – хотя в этой сухой тайге любых дров и любой растопки сколько угодно. Часто встречаются под старыми кедрами кострища. Так устраиваются рыбаки у костра под дождём (и не только под дождём)… и стоят вдоль берегов деревья–великаны с подгоревшими стволами.
    Тропинок по берегам нет. Тайга не тронута и не хожена. После нескольких километров подъёма по реке, глубины стали больше, и в русле стали часто попадаться большие камни. Порогов практически нет… но течение сильное, и вода достаточно холодная… Местами по-прежнему, хотя и с трудом, проходим на вёслах… но всё чаще делаем проводку… хотя и это не просто – глубина часто по грудь, и на струе очень трудно устоять… Дно реки покрыто мелкими светлыми камнями. Погода по-прежнему стоит ясная и тёплая.
    На второй день шел небольшой дождь. И во время обеда к нашему костерку причалил на маленьком плотике («салике») мужчина лет сорока пяти. Мужчина жилистый, крепкий, среднего роста – как и положено в тайге… в легоньком ватничке и резиновых сапогах. По внешнему виду он похож на бывшего зэка. В верховье реки прошёл пешком по тайге… там, возле избушки срубил плотик… и спускаясь вниз, в известных ему ямках на реке ловил тайменей… Так что, как мы поняли, таймени здесь долго в своих ямках не засиживаются – на них всегда находится «умелец», который их вылавливает… Рыбак показал свою самодельную блесну – из черной губчатой резины сделано подобие мыши, через которую продёрнут шнур с крючком–тройником.
    Сидел на своём плоту он на рыбацком ящике с рыбой и подгребал одним веслом. Мы попили вместе чая. Немного познакомились (без особых распросов – обычное таёжное гостеприимство). Потом он попросил поменять свою дюралиевую флягу на нашу – армейского образца. Его фляжка была объёмом побольше на 100мл… и он предлагал её вместе с растительным маслом, которым она была наполнена. Фляжка его слегка подтекала по винтовой пробке (возможно, из-за прокладки)… но мы с ним поменялись – растительное масло в его фляге было нам не лишним.
    Идти на Вороговку наш гость не советовал. В верховье Исаковка мелковата и не интересна… тропы на Вороговку нет… переход большой по расстоянию… и к тому же, трудно Вороговку в верховье найти – можно приблудить… Другое дело, свернуть в Торжиху (левый приток Исаковки) и перейти в её верховье через перевал на р.Чапу, которая в свою очередь впадает в Подкаменную Тунгуску, по которой можно доплыть уже и до Енисея. В верховье Торжихи, на берегу есть хорошая изба. Маршрут действительно интересный, но довольно протяжённый.
    Мы попрощались. И рыбак пошел на плотике вниз по Исаковке… а мы – вверх. В конце второго дня вдали стали видны красивые горы. Исаковка стала мельче – и легче стало делать проводку… В середине третьего дня мы подошли к устью Торжихи… Речка эта была совсем другая – типично горная, быстрая, каменистая. Камни в русле крупные. Русло извилистое, не широкое, достаточно полноводное. На правом берегу Торжихи при её впадении на открытом месте стоит высокая скала… в её основании – курумник… Мы поднялись на скалу, полюбовались открывшимся видом на Исаковку и на Торжиху. В верховье Исаковки интересного ничего не просматривалось. А вверх по Торжихе видны были в дальней синеве горы, курумники, одинокие крупные кедры на их вершинах… там была горная страна.
    Пообедав на уютном низеньком зелёном островочке, мы потащили свои лодки вверх уже по Торжихе. Уклон её около 12 м/км… а с подъёмом вверх по реке увеличивался и до 15 м/км… Из-за сильного течения идти на веслах невозможно даже в устье Торжихи. Однако, воды в реке достаточно много – что усложняло проводку… много и больших камней в русле… так что продвигались мы с трудом – иногда по-очереди вдвоём проводя свои каяки (а вот в Исаковке, выше впадения Торжихи, воды существенно убавилось – хотя до верховьев её ещё весьма далеко).
    Чем выше, тем чаще по берегам Торжихи стали встречаться горные склоны с россыпями камней… Погода тёплая… но небо хмурится тучами и нередко спрыскивает дождём… Поднимались мы (вернее, тащили лодки) по Торжихе два дня… На второй день русло её стало совсем каменистым, и воды там стало мало… Мы поставили палатку, оставили возле неё на берегу лодки, взяли одежду от дождя, немного продуктов, котелок – и пошли правым берегом вверх по реке на поиски избы и на разведку.
    Через пару километров, в устье безымянного правого притока мы действительно вышли к хорошей рыбацкой избе. Окном она выходила на Торжиху… и вид оттуда на быструю реку и на горы на том берегу был великолепен. Кругом были величественные горы… огромные, совершенно безлюдные сибирские пространства вокруг… и ползущие с гор на нас мощные грозовые тучи… Володя на вершине курума на другом берегу притока Торжихи, забрался на большой кедр, огляделся оттуда на горы, на далеко простирающуюся вокруг тайгу… и спустился весьма тихим и подавленным. Вокруг была безмолвная, великая, бескрайняя Природа – могучий мир… и мы – такие мелкие, беззащитные ничтожные существа.
    В избе у окна стоял стол… возле него с одной стороны скамья, а с другой – топчан… в углу у входа – печка чугунка… а снаружи у входа – навес, под которым было немного дров. Кроме того, не далеко от избы на толстой сосне был сделан лабаз… и рядом приставная лестница к нему… Деревья вокруг избы были вырублены… Изба нам понравилась.
    А погода тем временем всё больше портилась. Через горы, которые были совсем рядом, переваливались лохматые дождевые тучи. Начинался дождь… И мы решили остановиться в избе – благо, отсюда можно было сделать разведку вверх по Торжихе и поискать перевал для волока на Чапу… В лабазе мы нашли крупы, растительное масло, пряники и муку. Растопили в избе небольшую печь–чугунку, сварили кашу, напекли блинов. Потом, с удовольствием откушав кашки, долго любовались видом на реку из окна и неспеша наслаждались чаем с блинами… А возле избы в это время на пне гордо сидел к нам спиной бурундучёк. Он сидел на задних лапках и, демонстрируя полное к намнебрежение, прихорашивался – мыл свою мордочку, брюшко и грудку.
    После обеда, осмотрев окружающие предгорья, мы перешли Торжиху… Воды в реке было мало. Но течение сильное, уклон реки большой, и на камнях образовывались сильные струи. На берегу, почти сразу, начинался высокий курумник из крупных камней – на каменистой вершине которого росли лиственницы и кедры.
    Мы попытались пройти вверх по склону горы к перевалу… Река тут поворачивала вправо… и где-то недалеко должен был быть её исток… Пока ещё невысокие горы, поднимаясь вверх, уходили вдаль... И из-за леса просмотреть их и место перевала не удавалось… Время было уже к вечеру. Погода опять начала портиться. Начинался дождь… И мы, опасаясь подъёма воды в реке, поспешили вернуться в «свою» избушку.
    Дождь тем временем всё продолжался. С гор двигались тёмные грозные тучи… А мы сидели в натопленной избе, пили чай с пряниками и любовались чудесным видом из окна на реку и горы… Из-за туч вода в реке потемнела… пенные буруны на камнях побелели… и река посуровела… Кругом была величественная тишина. Пейзаж был изумителен и суров… Рыбу ловить нам было нечем – все наши вещи и лодки остались на берегу возле палатки… и мы писали дневники, любовались окружающими видами и отдыхали.
    На следующее утро, перекусив как всегда кашкой и чаем с пряниками, мы отправились снова на разведку. Погода с утра была вполне приличной. Но воды в реке за ночь прибавилось, Торжиха и её приток вспенились и прибавили силы. Пришлось перейти сначала приток… а потом, выше его впадения – уже саму Торжиху. Да даже и там мы переходили реку (ширина которой здесь была м.25) с трудом, небольшими шажками – чтобы течение не сбило с ног… Затем поднялись опять на курумник – с которого внизу у реки видна была красивая, неширокая, зелёная долина. Но мы отправились вверх и вдаль – в поисках истока реки… А тем временем в небе вновь появились низкие тяжёлые тучи, которые переползали с трудом через горы… и опять начался дождь.
    Река осталась где-то далеко внизу и потерялась из виду. В поисках перевала мы ориентировались по очертаниям гор. Но склоны были покрыты лесом – который закрывал нам перспективу. Дождь то усиливался, то ослабевал – но не переставал… Так мы бродили по предгорьям довольно долго… но ничего похожего на перевал на обозримом расстоянии по-прежнему не было видно. А идти с лодками и со всем грузом наугад в горы – не хотелось… ведь расстояние это могло быть км.10… Идти дальше на разведку без палатки, спальников и продуктов – тоже большого желания не было… И мы повернули обратно.
    Река действительно стала мощней… И мы уже с трудом, уцепившись друг другу за руки, перешли её выше притока (в котором тоже существенно прибавилось воды, и усилилось течение)… Дождь вскоре прекратился. Но низкие тёмные тучи периодически наползали с гор… В этот день мы ещё раз перешли приток Торжихи… и не переходя её, на правом берегу попытались повыше подняться по курумнику в гору. На вершине его гордо возвышался большой кедр… и мы забрались на оное древо – пытаясь осмотреть дали и увидеть исток нашей реки.
    Назад, в сторону Исаковки (откуда мы пришли… и куда стремительно убегала наша Торжиха) до самого горизонта видна была только бескрайняя безлюдная тайга. А впереди (куда нам предстояло идти) – та же тайга, но ещё и уходящая в горы. Река наша бойко бежала откуда-то справа. Её русло терялось между гор и с этого берега не просматривалось… Дождь с небольшими перерывами периодически то начинался, то заканчивался… Приток Торжихи просматривался лучше. Он, пенясь на многочисленных камнях, быстрее, чем Торжиха набирал уклон и терялся также где-то в предгорье.
    Мы прошли вдоль Торжихи. Но этот берег был более низким. Речная долина здесь немного расширялась. Горы поднимались на противоположном берегу. Подниматься пришлось и нам – по мокрым каменным россыпям, покрытым мокрым, скользким, как мыло, ягелем и лишайниками. Камни раскатывались под ногами. Мокрый ягель соскальзывал с камней… Было скользко и небезопасно… И нам пришлось вернуться в избушку – ставшую нашим временным домом. Мы уже привыкли и к ней, и к бурундучку (который частенько появлялся на своём любимом пенёчке возле избушки… но никак нас не признавал и всё время поворачивался демонстративно спиной).
    На следующий день мы опять несколько раз пытались выходить из дома – на поиски перевала. Но удивительно… каждый раз при попытке выйти из дома начинался дождь… И мы возвращались… А река становилась всё мощнее – уже сильным потоком несясь под нашим окном и образуя многочисленные мощные буруны на крупных камнях. И переход через неё был всё более проблематичен.
    Так что на следующее утро мы попрощались с хмурым бурундучком и отправились к своей палатке и оставленным лодкам… Перевёрнутые они по-прежнему лежали на берегу… А вот полиэтилен с нашей палатки сбросило ветром… но спальники и одежда в ней к нашему удивлению остались сухими... Замечательная была эта палатка. Ткань её была настолько плотной – что даже не натянутая не промокла в течение нескольких дождливых дней. Она была сшита мною из лавсановой красящей ленты для принтера см.30 шириной. Были в то время такие немецкие «устройства широкой печати» для компьютеров. Да и само это устройство (DZM-180) было замечательным… жаль, что современная молодёжь не знает такую технику. Это была большая машина, печатающая целиком всю строку с бешеной скоростью и визгом… С материалами для палаток была тогда большая проблема. Вот наш знакомый по команде Игорь Лукичёв и предложил мне такую ленту. Самого его чуть из дома не выгнали, когда он в стиральной машине её отстирывал от краски и потом полоскал в ванной. Машину и ванную потом долго пришлось отмывать от краски. Я тоже долго вручную отстирывал эту ленту, потратив пачку стирального порошка и изрядно извозив краской таз для стирки и ванную (которую потом тоже с трудом отмыл… впрочем даже руки у меня потом тоже долго были посиневшие от этой краски)… В общем, труда было потрачено много… Но и палатка получилась отличная – прочная, легкая… и, как мы теперь убедились, ещё и непромокаемая.
    Сплав вниз по Торжихе был экстремальным, стремительным и довольно оригинальным… Нам сразу пришлось отказаться от нормального способа сплава. Вода в реке была мощная… камни большие… а ширина и глубина русла не давали возможности для манёвра. Если лодку навалит на большой камень или опрокинет – то её или унесёт, или сломает… выскочить из лодки времени не будет… В результате, мы сели верхом на свои каяки. Ноги устроили на деку сверху лодок – чтобы можно было быстро с них соскакивать. Чальные концы от обвязки лодок положили рядом с собой. Взяли вёсла. И отправились вниз по реке.
    В сложные моменты (при навалах лодок на камни и прижимах к ним) мы соскакивали с лодок, хватали их за чалку, штевень (а чаще, за «очко») и разворачивали нос или корму вокруг камня… или быстро оттаскивали их к берегу или за камень в суводь. После этого мы отливали из лодок воду… садились на них снова верхом, положив ноги на деку… и продолжали спускаться по реке… В результате, то, что мы поднимались по реке два дня, мы проскочили обратно за полдня. И ни поломок лодок, ни оверкилей у нас при этом не было.
    Не доходя Исаковки, мы остановились на правом берегу у подошвы одинокой высокой скалы на перекус… С этой скалы опять открывался удивительный красивый вид на Исаковку и на Торжиху. Исаковка широким потоком… ровно, но сильно текла с далёких гор к Енисею… широкими изгибами степенно изгибаясь между отрогами гор. Торжиха же, наоборот – торопилась, бурлила, пенилась… неслась бурным потоком с гор, извиваясь между курумников… и успокаивалась, только вливаясь в широкое русло Исаковки.
    Погода здесь была отличная… было тепло, и светило солнце. А в верховье Торжихи по-прежнему грозно нависали тучи, зацепившись за вершины гор… День был напряжённый. И войдя в Исаковку, мы встали на ночлег на уютном, продуваемом от комаров низком островке… Исаковка здесь довольно широко разливалась, и глубина у неё поэтому была небольшая… Сухие дрова на островке были. А окружающая красота двух рек располагала нас к остановке и заслуженному отдыху.
    Поставили мы свою палатку, переоделись в сухое, расслабились лёжа в палатке… Но Володя вскоре сказал, что у него болит голова, и его знобит – у него была температура. Он сильно расстроился – понимая, что нам нужно дальше спускаться по реке и продолжать мокнуть в холодной воде. Обычно в наших походах, как мы не мокли в холодной воде (особенно в межсезонье – когда бывало и снег выпадал, когда мы в Карелии сплавлялись по рекам в начале мая) – никто не простужался и не температурил... Надо было лечить Володю – чтобы он всерьёз не разболелся… Я его успокоил… сказал, что к утру всё пройдёт… тепло одел, уложил в спальник, напоил чаем (кажется, с малиной или с малиновыми листьями и листьями чёрной смородины – которых здесь было достаточно)… а в горячий чай влил ещё столовую ложку спирта и дал аспирин… Потом ещё приготовил ужин… накормил Володю… и он успокоенный уснул… А самому мне было далеко не так спокойно… Хотя на следующее утро, действительно, всё было нормально… и мы отправились дальше вниз по Исаковке – к Енисею.
    Путь нам был знаком. Течение было быстрым. Порогов почти не было. И мы за два или три дня дошли до Енисея… Енисей здесь шириной км.3. Течение на реке приличное (около 15 км/ч). Да ещё, пока мы переплывали через Енисей, нам пришлось увертываться от какого-то большого теплохода – чтобы не попасть под него. В результате, прибыли мы на тот же дебаркадер, откуда и начали свой маршрут. Шкипер спросил – хороша ли была у нас рыбалка, и много ли мы рыбы наловили? В ответ, мы сказали – что вообще рыбу не ловили. Он сначала этому не поверил… а потом заключил: «Зачем вы тогда вообще сюда приезжали? Да таких, как вы, и на реку пускать не нужно».
    Ждать теплохода нужно было несколько дней… И мы предпочли отправиться в Красноярск (а это км.300 по Енисею) на «Метеоре»… Пассажиров на нём было немного. Погода снова хорошая. Остановок тоже довольно много… Так что наше плавание по великой сибирской реке было хоть и продолжительным – но не утомительным…
    Закончив в Красноярске свои рабочие дела, мы отправились по делам командировки в г.Абакан. А так как дела у меня в основном были инспекторского характера – то, чтобы я не задерживался и не слишком инспектировал, нас любезно предложили свозить на машине в Шушинское. Занимались наши службы в Абакане в основном экологическим контролем воды в Саяно-Шушинском заповеднике. Поэтому по дороге в Шушинское мне предложили следующий раз попутешествовать по Саяно-Шушинскому заповеднику… куда обещали доставить из Минусинска и обратно забрать на вертолёте. Причём мне предложили самому показать на карте место – куда доставить и откуда и когда забрать обратно. Пробы воды в заповеднике им брать было всё равно где – поэтому это им было не в тягость.
    Предложение было чрезвычайно заманчивым… Но, увы, набирала обороты пресловутая «Перестройка» – и денег не было больше не только на командировки, но и на зарплату… Подобные предложения были у меня и в Иркутске (где меня обещали на катере забросить в Баргузинский заповедник), и в Алма–Ате (где зам.нач.центра – сам заядлый горный турист – обещал провести по Тянь–Шаню на оз.Иссык–Куль), и на Дальнем Востоке (куда даже обещали вызвать в командировку – чтобы помочь им наладить технику и устроить на отдых в отпуск в Уссурийской тайге). Но увы, столь заманчивым перспективам не суждено было сбыться по причине полного развала страны и отсутствия денег на элементарное проживание… Конечно путешествия свои мы из-за этого не оставили… но маршруты долгое время пришлось выбирать только в европейской части нашей необъятной Родины.
    Шушинское нам с Володей очень понравилось. Там, кстати, прекрасный музей. И мы позавидовали ссылке В.И.Ленина в эти замечательные места – с такой прекрасной природой и климатом. В Минусинске, к слову сказать, растут прекрасные яблоки… и выращивают лучшие в нашей стране помидоры (знаменитые, большущие, по килограмму весом «Бычьи Сердца»).
    После этого у меня оставалось ещё несколько дней… и мы съездили посмотреть «Красноярские Столбы»… которые, впрочем, после нашего похода в 1988г на плато Путораны и только что законченного похода, не произвели на меня особого впечатления.
    Другое дело, наш отъезд из Красноярска… У нас были обратные билеты на самолёт. Но наш большой походный багаж (с двумя каяками, вёслами, шлемами и прочим походным хламом) требовал дополнительных финансовых затрат – которых у нас уже не было. Сдавать же билеты и ехать поездом уже тоже не было ни времени, ни денег… Однако, наши походы приучили нас выкручиваться в разных ситуациях. Так что перед регистрацией при посадке в самолёт мы распаковали свои каяки и раздали части их каркаса всей очереди… В результате чего, уже не с нас, а с пары человек в ней взяли дополнительную оплату за превышение веса багажа. После же регистрации мы забрали свои вещи обратно. Было забавно смотреть, как половина очереди, приличные с виду люди, превратились в туристов… Курсант, например, нес вёсла… другие несли шпангоуты и прочие наши вещи (хорошие были наши советские люди). После этого мы благополучно долетели до Ленинграда и закончили наш необычный поход.

Сайт управляется системой uCoz