Владимир Сибирцев - один в Заполярье - 500 км за 38 дней
пеший поход по Мурманской обл. в мае-июне 2002 года

ФОТООТЧЁТ
на narod.ru
ФОТООТЧЁТ
на google.com
КАРТЫ:
(-1-)
+ (-2-) + (-3-)
КАРТА
на yandex.ru
ОГЛАВЛЕНИЕ

(1) ст. Полярный круг - г.Зареченск - г.Алакуртти - г.Кандалакша
(2) г.Кандалакша - г.Апатиты
(3) Хибины

    После нашего с отцом большого похода по рекам Урала в 2001 году следующей весной я решил "продолжить традицию", маханув на весь месяц в одиночку на Кольский (благо, весна в том году выдалась ранняя и жаркая). Сказано - сделано... утряс дела дома и на работе, собрался, сел на поезд... и рано утром 15 мая 2002 года оказался на станции "Полярный круг" Мурманской железной дороги.
    В Питере все давно уже бегают в рубашках с короткими рукавами. В Москве (откуда я только что вернулся из командировки), и вовсе, жара такая, что в городе не знаешь в какой пруд и залесть, чтобы хоть немного остыть. А тут, хоть солнце и светит практически круглые сутки, листья на мелких, чахлых берёзках появляться если когда-нибудь и не думают, то явно не скоро... вокруг немало ещё снега (а где его и нет - там только что сошел - так что земля прямо сочится влагой)... и не жарко даже в двух свитерах и тёплой синтепоновой куртке... Но зато вокруг разлиты такие неземные тишина и покой, что я, почти сразу забыв про все свои "городские" дела, сел медленно тут же на рельсы, натянул на ноги толстые шерстяные носки и невысокие ПХВ-шные сапоги (поезд с этой станции умчался, как ошпаренный, не простояв и минуты - что тоже наводило на некоторые размышления... а я ещё и чуть не проспал - так что из вагона успел выскочить лишь босиком... но с рюкзаком за плечами), на руки - рукавицы, а на уши - двойную вязанную шапку и пошел по широкой пустой дороге сначала чуть на юг, а потом на запад - в края маловедомые даже немногочисленным "местным" жителям...
    Проводник в поезде так вообще удивлялся - как я тут в это время года собираюсь идти без лыж... Но в отличие от иных "изнеженных" направлений, это было единственным, что вызывало в окружающих удивление по отношению ко мне. Одна из соседок тут же начала рассказывать, как у них, в Ковдоре привыкшие к порядку "западные шпиёны" чуть не неделю бродили по округе, пытаясь найти какой-то ручей, обозначенный на их суперподробной "шпиёнской" карте, но самом деле давно высохший... пока наши доблестные пограничники, сжалившись, их всех не арестовали. А другая и сама толком не знала, куда её с сыном (настоящим северянином лет 12, который за те полные сутки, которые мы ехали, не произнёс ни слова, как его не пытались разговорить окружающие) везёт супруг.
    Впрочем, днём немного потеплело (так, что я смог даже заменить рукавицы на перчатки и оставить на себе куртку без свитеров). А к вечеру я вышел в район Нольозера и встал лагерем на небольшом пляжике на его берегу... Зеркальная гладь воды отражала небо по обе стороны от узкого (м.70) перешейка суши с дорогой. Невдалеке плескались, перекликаясь между собой трубными, звенящими, душузащемляющими голосами, только что прилетевшие, вольные (не то что в Башкирии, где мы плавали накануне) гуси... И так и заснул я под эти клики при свете холодного заполярного солнца.
    
    21.05 (2-й день пути) "Ночь" и всю 1-ую половину дня шел снег. До обеда вокруг было много озёр. Потом, в р-не оз.Винча дорога стала часто разветвляться, и подчас нелегко было разобраться по какому же из этих ответвлений следует идти... Даже в попавшемся мне на пути рабочем посёлке (состоявшем из нескольких вагончиков и кучи дорожной техники) мужики толком не знали ни где находятся, ни что тут делают - ссылаясь на отсутствие начальства (которое, как и положено в нашей стране, одно только, по их представлению, всё и знало... впрочем, насчёт последнего я, лично, тоже сомневаюсь... так что вполне возможно, что мужикам этим так здесь жить и придётся остаться - если, конечно, жены их не отыщут). Наконец, в 23ч я встал на ночлег между дорогой и озером, немного не доходя до р.Пудос.
    22.05 (3-й д.п.) В р-не Пудоса несмотря на весну оказались почти одни лишь камни, между которыми лениво струилась вода. Зато, ещё через час хода по дороге на р.Винча - мощный порог с водопадом... а ещё через два часа - брошенная база геологов, откуда по северной дороге (при магнитном склонении +100, которое я замерял накануне по разнице в показаниях компаса и положении солнца, в 20ч находящемся на "истинном" западе и смещающемся за один час на 150 по часовой стрелке - т.е. на компасе надо отнимать 100 от азимута, отложенного по карте) 6км до р.Кукас, где я и встал лагерем, отойдя на 500м влево от моста - к красивому водопаду (которых на этой реке целых 5 на протяжении всего 4км... но остальные подальше и ниже по течению).
    23.05 (4-й д.п.) Весь день шёл то дождь, то снег. За р.Кукас дорога в северо-западном направлении провела меня ещё около часа, после чего кончилась на вырубках. И дальше я пошел уже напрямик диким заболоченным ущельем, по обеим сторонам которого вздымались основательно припорошенные снегом замшелые, каменистые горные склоны, проход между которыми, вдобавок, раза три перекрывали озёра - небольшие, но глубокие, чистые и наполовину ещё обледенелые. Ущелье вывело меня к оз.Васькиярви, вдоль которого по левому берегу, тоже сплошь усыпанному крупными камнями, я прошел до речки, а затем уже напрямик по компасу азимутом на 2950. При этом по пути мне попалось ещё несколько небольших озёр, на берегу одного из которых я и встал на ночлег.
    24.05 (5-й д.п.) Лес, по-большинству, сосновый - достаточно ровный, чистый и проходимый. Так что к обеду азимутом опять на 2950 я вышел уже к оз.Бол.Яурлан и стал обходить его по левому берегу, пока не упёрся в тропу, через км.2 выведшую меня на большую дорогу, по которой, ещё где-то через час дойдя на север до речки, а затем по тропе вдоль неё м.800 на запад, я вышел уже к бухте Иовского водохранилища, где и остановился на ночлег и до того после ужина залюбовался открывающимися передо мной видами, что спать лёг уже далеко заполночь (благо, ночью, как я уже говорил, тут также светло, как и днём - только что холоднее), а соответственно, и встал на следующее утро не рано.
    25.05 (6-й д.п.) Весь день шел по дороге. Обедал возле Иовской ГЭС (расположенной в красивом скальном каньоне в полукилометре от места истечения р.Иовы из одноимённого водохранилища), и когда дошел до г.Зареченск, магазин уже был закрыт - так что продукты на следующий отрезок пути до г.Алакуртти пришлось покупать на частной квартире (которую я, хоть и с трудом, но нашёл при помощи массового опроса местного населения). После этого возле автобусной остановки (он тут ходит на Кандалакшу по будням в 7 утра, а по выходным - в 9) ко мне подошел какой-то молодой парень и давай распрашивать: кто такой, откуда, куда и зачем... Я сначала несколько возмутился - так я местной шпане всё сам про себя и рассказывай, чтобы им потом легче грабить было... но потом оказалось, что это местный милиционер. Отойдя после этого по дороге на Кандалакшу за мост через р.Иову ещё км.2, я встал на ночлег.
    
    26.05 (7-й д.п.) Встал я нынче в 5 утра, собрался и к 6ч вышел на дорогу. Там остановил автобус, доехал на нём до моста через р.Толванд (21км от Зареченска; на карте обозначена, как большая река, но из-за дамбы, построенной в её истоке, в настоящее время больше похожа на простой ручей). Тут же у реки приготовил себе завтрак и в 10ч двинулся дальше по основной дороге на Кандалакшу... Но потом, у 25км свернул с неё влево - на дамбу... и с 1130 до 16ч просидел на берегу большого горного озера, греясь у большого костра, разведённого мной из выброшенных здесь в большом количестве на каменистый берег сухих деревьев, и любуясь широкой спокойной водной гладью, начинающейся почти от самых моих ног, обрамлённой горами и отражающей их и облачное небо... так что под конец, до того слился с природой, что совсем рядом со мной (хотя не скажу, что я сидел, как истукан) принялись безбоязненно плавать нырки (это местные-то, вольные, осторожные, а не какие-нибудь там городские). Но пора было всё-таки двигаться дальше (тем паче, что я уже достиг в сём походе такой стадии "просветления", что без рюкзака оставаться мне стало тяжелее, чем с ним - как налегке, так слабость общую ощущаешь, и всё тело ломит, а как наденешь наконец рюкзак, так сразу и силы появляются, и тело болеть перестаёт). Первые км.3 дорога шла по склону вдоль озера Толванд, а потом свернула на юг - окончательно в горы - и пошла поворотами то вверх, то вниз среди смешанного леса, болотистых озёр в ложбинах и высящихся над ними горных вершин. Наконец, в 1ч ночи на очередном перевале, рядом с говорливым, весело бегущим откуда-то с самой вершины ручьём я разбил лагерь. Однако, ужин по причине усталости готовить не стал... о чём потом, "ночью" (холодной настолько, что и нос-то, высунутый из спальника, почти сразу замерзал) весьма сожалел.
    27.05 (8-й д.п.) Встал в 9ч, приготовил завтрак, снова наладил клин на топоре. Внизу опять видно озеро Товланд. Вокруг высокие, островерхие северные ели. С утра с неба сыпалась снежная сухая крупа... а в общем, погода, как обычно на севере, постоянно меняется - то солнышко, то снова пасмурно. По-прежнему, холодно - так что приходится идти в свитере и тёплой куртке... Но воздух просто волшебный, и много чистых весенних ручьёв - местами заливающих всю дорогу, да так и текущих по ней. В 1530 вышел к красивому озеру справа от дороги. Гора Тюртойва с "лысой" (безлесой) верхушкой видна хорошо, но уже сзади по ходу движения. Дальше дорога вышла на хребет, и с неё то в одну, то в другую сторону стали открываться такие красивые и величественные виды на разнообразные, витиевато изрезанные озёра и покрытые лесом гряды гор до горизонта, что я забыл и про время, и про тяжёлый рюкзак за спиной... и на обед встал уже в 1830... после чего снова двинулся в путь уже в 2045. На дороге стало появляться много развилок, из которых я старался выбирать самую сухую и наезженную колею. Виды вокруг по-прежнему чудесные. Так что встал на ночлег я только в 24ч - опять на одном из перевалов, но с видом на этот раз на оз.Ориярви.
    
    28.05 (9-й д.п.) Всю "ночь" где-то рядом токовали тетерева (да и лосиных с медвежьими следов на дороге к утру явно прибавилось - недаром сегодня я спал неспокойно - всё казалось, что вокруг кто-то ходит), и висела над лагерем тёмная снежная туча. Но утром к 11ч появилось солнце и не сходило с небосклона весь день. Погода сегодня для этих мест тёплая (в смысле, не требовалось варежки надевать). Дорога шла по хребту, продолжая вместе с ним подниматься. Кругом по-прежнему много ручьев. Наконец к обеду я подошел к мощной, хоть и длиной всего несколько км. протоке из оз.Толванд в оз.Ориярви (вообще-то, если посмотреть на карту, она должна течь в обратную сторону... но из-за подземной протоки, по-видимому существующей между оз.Пизиярви и Тумчаозером, все реки в этом р-не текут "неправильно"). Шириной она м.100, и вода в ней просто кипит. Есть старый мост (насыпанный весьма основательно - так что просуществует он, скорее всего, дольше, чем сама дорога, которой явно грозит зарастание березняком). Но сейчас, из-за паводка, чтобы добраться до него нужно преодолеть ещё м.30 мощного потока. Во время обеда вокруг меня долго крутилась норка. Зверёк сей прыгал по камням у входа на мост, плюхался там в лужи, охотясь за мелкой рыбёшкой, и не желал обращать на меня никакого внимания (в отличие от городских собак, воробьёв и т.д., которые только и знают, что попрошайничать). Впрочем, на последнем я и не настаивал... Потом, я приступил к строительству переправы. Для этого срубил 8 длинных, но не очень толстых сосен и с трудом (пару стволов при этом сложном мероприятии так и унесло потоком) уложил их одним концом на свой берег, а другим - на торчащий посреди потока камень. Затем, перебравшись по этим шатким кладям на промежуточный камень, ещё 4 жерди завёл дальше - уже на мост. Провозился я с этим часа 3,5. После моста дорога пошла гораздо более наезженная. И пройдя по ней ещё часа 2,5, я встал лагерем у небольшого ручья перед горой Вайтитундра (458м).
    
    29.05 (10-й д.п.) "Ночью" было по-прежнему ниже 00С... но с утра, когда солнце поднялось выше, потеплело. После завтрака, спрятав рюкзак, полез на вершину. Подъём тут довольно крутой и занял у меня мин.40. Склон густо зарос лесом... Но на самой почти плоской широкой вершине - одни камни с зарослями карликовой берёзки, вереска, багульника, черничника... Свежий ветерок. Пологие, но от того не менее дикие каменные уступы... И дали - подёрнутые синевой, горные, лесные, озёрные - на км.50 во все стороны. Пробыл я тут часа 2. В видел орланов с белыми зеркальцами на крыльях; военные вертолёты (пролетевшие по направлению к Алакуртти весьма низко - почти на одной высоте с птицами - 2 спереди и 3 следом, в шеренгу)... Как спустился, начался дождь, продолжавшийся с перерывами до глубокой ночи. В 22ч я вышел к р.Тумче. Здесь она спокойная и шириной м.300. Однако, дорога, в разрез с картой, не переходит её, а идёт вверх по течению левым берегом. Идти пришлось до 23ч, поскольку приличные площадки попадались только на узкой полосе между дорогой и рекой, а стоять лагерем совсем уж на виду мне не хотелось (и так весь день мимо меня летали вертолёты и ездили по дороге машины, в основном с военными, которые ещё, чего доброго, решат, что я подобрался слишком близко к их любимой границе, и следует меня, вследствие того, заарестовать). Справа же от дороги тянулось непрекращающееся залесённое болото... в котором я, вконец озверев, и поставил под дождём сначала тент, а под ним уже и палатку... И оказалось всё не так уж страшно: и кочки мшистые уминаются, и баган рвётся... Единственно, чего я делать опять не стал - это ужина.
    
    30.05 (11-й д.п.) Дорога - песчаная, ровная, освещённая солнцем - так и шла вдоль лев.берега Тумчи до самого Алакуртти. Тумча по-прежнему широкая и спокойная. К 20ч я подошел к Алакуртти. Здесь сплошные военные, вездеходы, вертолёты, злые собаки. Так что в городок я пошел уже без рюкзака (спрятав его в кустах)... И всё-равно, когда у местного ж/д вокзала, спросил, как отсюда ходит поезд, то проходившая мимо женщина, ответив, что никак (в смысле, давно уже не ходит), подозвала свою овчарку и поспешила от меня прочь, будто и впрямь, от злостного диверсанта.
    - А как же и куда тогда отсюда можно выбраться? - всё не желал успокаиваться я.
    - На автобусе, в Кандалакшу - ответила женщина, прибавляя ходу.
    - А когда он отходит?
    - В 630, - уже совсем издалека, переходя почти что на бег, прокричала женщина и скрылась за насыпью.
    После этого я решил больше окружающих дурацкими, на их взгляд, вопросами не беспокоить... самостоятельно, нашел магазин; купил в нём продукты на следующую часть пути, вернулся обратно, к рюкзаку и пошел в обход городка (а вернее, пограничного аэродрома и гарнизона с КПП, перегораживающего дорогу дальше на север и запад) - вправо, вдоль сопки по направлению на северо-запад... пока не упёрся в болото - большое, топкое, со множеством открытых водяных "окон" (без слеги в такое лучше и не соваться), в конце которого около 23ч и встал на ночёвку. Место неплохое - сухое, дров много, вода хоть и болотная, но чистая. А вот холод и вечером, и "ночью" был "собачий" и ветер ледяной, пронизывающий даже у костра и в тёплой куртке.
    31.05 (12-й д.п.) Выйдя из болота, я, держась направления на запад, пересёк большую заросшую лесом сопку и где-то через час вышел снова на большую песчаную дорогу, по которой и пошел дальше на север вверх по течению р.Тумчи, которая меняет здесь своё название на Тунтсайоки. Дорога пустынная (за день прошла всего одна машина, которую я переждал в кустах) и всё время идёт на подъём (за полдня я поднялся на высоту около 400м). Изумительно красивые виды вокруг - гористые, с туманными голубыми далями. Кругом ни души, ни звука. Часто встречаются крупные непуганные птицы явно из семейства куриных, коих я зову "кекликами". Самцы у них имеют хохолок и большие белые "зеркальца" на крыльях. Взлетают с характерным громким недовольным криком (впрочем, добиться специально от них этого не так-то просто... бывает, ногой пнёшь - когда уж совсем на троперассядутся и дороги уступать не хотят - так и то, отойдут чуть в сторону и смотрят на тебя с недовольным видом - как смел, мол, их потревожить). А нынче, по весне, так и вообще, по-большинству, бегают вокруг с намерением чуть ли не тебя заклевать. Земля кругом каменистая (как впрочем, и почти везде на Кольском, не считая болот). Деревья (в основном, берёзы и ивы) становятся всё более корявыми и низкорослыми (хотя на них наконец-то начали распускаться первые листочки). В общем, пейзаж всё больше приближается к тундровому. Зато, воды и дров сколько угодно. Ночевал слева от вершины на 529м.
    01.06 (13-й д.п.) Солнечная, с красивыми облаками, отличная погода. Дорога, красиво петляя, продолжает идти вверх. Первые две большие развилки свернул направо, потом сразу налево, ещё раз налево (дорога стала слабонаезженной, каменистой... кругом видны бесконечные сопки, бескрайняя тайга, голубые туманные дали... ручейки постоянно бегут то вдоль, то поперёк дороги, то прямо по ней... встретил крупные медвежьи следы, а также двух наглых зайцев) и только после подъёма и начала спуска с горы Кеткойва (449м; открывается красивый вид в сторону Финляндии; там и пообедал) от развилки - направо. Там, когда дорога повернула на юг, срезал напрямик, на восток м.200, вышел опять на дорогу и пошел по ней налево (на север)... Через некоторое время после этого дорога всё же свернула на восток (став однако, при этом чрезвычайно слабонаезженной, болотистой - а потому труднопрослеживаемой)... потом (ещё через 2,5ч хода) - снова на север... затем (ещё через полчаса) опять на восток... Так что в конце концов всё это мне надоело, и я встал на ночлег.
    
    02.06 (14-й д.п.) С утра снова солнечно - так что от зеленовато-белого ягеля (относящегося, кстати, как и "Олений рог" и "Исландский мох" к лишайникам, а не ко мхам, если кто не знает), которым зарос вокруг весь сосновый подлесок, аж слепит глаза, как от снега в марте. Дорога снова стала вновь достаточно сухой и хорошо прослеживаемой - но по-прежнему сильно петляет (на этот раз, явно, обходя гору с "полинезийским" названием Коутамотунтури). На развилках стараюсь выбирать наиболее наторенную из дорог. Пока фотографировал, смотрю подбирается ко мне на полусогнутых любопытствующий заяц... но заметив и моё ответное внимание, остановился и сделал вид, что я его совсем не интересую. Поднимаюсь всё выше. Ягельная подстилка вокруг постепенно сменилась зарослями кустарниковой берёзки.
    Обедал у реки, вытекающей из оз.Репоярви. Почти сразу после этого мне пришлось вброд переходить холоднющую реку, шириной м.20... да ещё дважды одну и ту же, вместо того, чтобы просто обойти по берегу. Вследствие того, благо никто не слышит, во всю глотку кляну себя, того, кто так проложил дорогу и т.д., и т.п. И как ни странно, сиё помогает - как в плане общего поднятия настроения, так и просто для сугреву.
    Ещё 2 часа иду среди верховых горных болот... после чего наконец не выдерживаю, оставляю рюкзак и направляюсь налево к горе, что одним большим, монолитным, серым булыжником торчит из очередного болота. Вблизи, однако, сия гора оказалась всё же россыпью камней; но на которых, действительно, ничего не росло. И вид сверху на горные дали открывался настолько дикий и дальний, что сам себе удивляешься: "И я отсюда думаю куда-то выбраться? Один? Да как я сюда, вообще, умудрился забраться?". Мимо неспеша прошел заяц и скрылся меж камней, взглянув на меня напоследок даже несколько пренебрежительно - так что я понял и медведей, обходивших нас (в смысле, меня, зайцев и прочую местную живность) стороной (рассуждая, по-видимому - и с полным, кстати, на то основанием - что нормальным ни людям, ни зверям тут делать нечего, а ненормальным, на всякий случай, лучше держаться друг от друга подальше - по крайней мере, до тех пор пока уж совсем нужда не припрёт), и "кекликов" (о которых уже тут рассказывал). Ещё на вершине из камней сложены какие-то явно рукотворные сооружения со входом и стенами (прямоугольником высотой м.2)... только что без крыши. Вид у них такой, будто стоят они тут не иначе, как с прошлого тысячелетия.
    Поход на вершину и обратно занял у меня часа 3. Ещё же через час дорога подвела меня к плато, обозначенному на карте как "562м". И тут вид открылся совершенно иной - безлесая каменистая равнина, поросшая ягелем, мхом и кустарником, длиной км.4 и шириной км.1,5; с которой видны три "Каменных горы", озёра Верхний и Нижний Верман, дорога, по которой я иду (она проходит почти по краю плато) и даже, вроде бы, кусочки озёр Тованд и Толванд. Там я провёл ещё часа 2 (солнце на горизонте... идешь словно по луне... далеко друг от друга растут маленькие одинокие кустики... а ещё дальше, куда ни посмотришь - голубые горные дали, озёра и болота внизу, синие тучи... простор и тишина... только тонкий крик куликов)... и заночевал тут же - возле дороги, у небольшого, прозрачного дождевого озерца, от которого тоже открывался вид на горные дали (поскольку вокруг растут только низкие, чахлые берёзки, доведённые никогда тут, похоже, не кончающимися ветрами и прочим суровым микроклиматом до прочности дуба - так что даже топор от них отскакивает, звеня, а уж сломать даже самую тонкую веточку голыми руками, и вовсе, безнадёжное дело).
    
    03.06 (15-й д.п.) Всю "ночь" и утро дул пронизывающий холодный ветер и шел дождь. А затем, под утро уже по моей голове (в том месте, где она касалась "крыши" палатки) принялся прыгать какой-то хорёк. Пришлось его прогнать (поскольку зверёк сей хоть и маленький, но всё же плотоядный - а вдруг решит, что я его законная добыча, да и откусит нос или ухо) и вылезать из палатки... для того, чтобы нос к носу столкнуться ещё и с зайцем (возможно, вчерашним), который, навроде "кеклика", ещё и уходить не пожелал, а уселся в м.5 и долго наблюдал - не заберусь ли я обратно в свою палатку, чтобы дать ему возможность пошуровать вокруг.
    
    Впрочем, с зайцами у меня всегда почему-то самые чу'дные истории происходили. Вот к примеру, плыву я как-то на лодке резиновой по реке Паше. Ширина её тут - метров 200, не меньше. На правом берегу - деревни, поля, дороги; а левый - дикий, один лес, да болота. Смотрю, на том самом левом берегу ещё одна лодка (только железная, типа "Казанки") причалена (видно, хозяин в лес ушел по какой-то своей надобности)... а по ней нагло разгуливает заяц. Погулял, осмотрел всё критическим взором... а потом возьми, да и прыгни прямо с борта в воду, да и поплыл себе, ничтоже сумняясь, прямо в деревню, на другой берег.
    Я уж на что на всякие заячьи чудачества насмотрелся и наслушался (как один из них, например, полюбил шоссе переходить - всегда в одном и том же месте, неспеша, не обращая никакого внимания на сигналы нетерпеливо дожидающихся конца этого действа машин... другие же возле самого города, зимой, по руслу реки устроили себе прогулочную тропу с метр шириной и отполированную до такого зеркального блеска - точно тут рота красноармейцев не один день маршировала - я как попытался себе представить, какая толпа зайцев могла это сделать, так меня сразу пот прошиб - а ну как попадёшься им на пути - затопчут), а тут глазам своим не поверил и даже обратно, против течения повернул - убедиться, точно ли заяца вижу (а не бобра, к примеру, про которых тоже мог бы историй порассказать: как они гнались, сверкая своими здоровенными, как стаместки, зубами, за нашими байдарками на глухой реке в Карелии, где нам, как голландским повстанцам, приходилось их плотины разрушать - штук по 6 за день - чтобы водой русло ниже по течению заполнить и плыть дальше... или как один из этих Канадских диверсантов - своих-то, Росийских у нас давно извели - решил во всей округе берёзы, как класс, извести - по-видимому, для того, чтобы на их месте могли вырости гораздо более съедобные для него осины - и клал их по всему лесу буквально штабелями... другой регулярно выходил на косогор и грыз там здоровенную, в три моих обхвата осину - не иначе как для устрашения, потому как до воды дотащить оттуда её смогла бы только разве что рота солдат, и т.д.). А тот как увидел, что я к нему направляюсь, обратно поплыл (всё ж таки до родного берега ближе ещё оставалось), выбрался на сушу, отряхнулся, отошел метра на два, уселся, на меня укоризненно глядючи (мол, чего бездельно к животным пристаёшь), да так и сидел, пока я ему минут 15 втолковывал, что лучше уж жить в своём болоте, чем попасться на воровстве чужой моркови; да и без оной моркови там слишком много найдётся желающих навроде меня к нему приставать...
    На следующую же ночь я долго слышал впереди, на одном и том же месте ружейные выстрелы. А утром наткнулся на оставшее кострище, возле которого валялась куча стрелянных гильз и рядом же пустая пачка из-под них с надписью "Safari professional" и большим, зверского вида зайцем на обложке.
    Что за трагедия разыгралась тут? Вчерашний мой знакомец грудью встал на защиту собратьев, героически принимая весь огонь на себя. Или наоборот, толпа злобных, коварных зайцев подкралась к мирно отдыхающим людям, один из которых остался прикрывать отступление по реке остальных. Но слишком мало патронов, способных поразить зайца - всего одна пачка на 25 штук. Всю её расстрелял человек, держа круговую оборону; а потом... Был ли он настигнут жестоким врагом? Или подоспел на помощь отряд бесстрашных борцов с вредными животными и растениями, и звери отступили обратно в лес, унося погибших и раненых?
    В любом случае, лучше не вставать лишний раз у зайцев на пути... Лучше уж, пожалуй, с рысью встретиться. Я в таких случаях (если слышу, к примеру, посреди леса подозрительное жалобное мяуканье) сразу говорю: "Если ты какое приличное животное - выходи. А коли рысь - уходи", - и она уходит. А у одних моих знакомых, и вовсе, дикий рысь на даче, на чердаке жил... и ничего, хозяев не трогал (вот только когда они продали свой дачный домик, для его новых хозяев наличие дополнительного жильца, боюсь, стало сюрпризом).
    
    Но что-то я отвлёкся... Надо всё-таки попытаться из припрятанных с вечера сухих веточек костёр развести и завтрак приготовить... с чем я к 11ч наконец и справился. Затем, налегке сходил на северо-восток на ещё одну вершину, возвышающуюся в км.2 от лагеря. Первые полпути (по замшелой, местами заболоченной лесотундре) тёмная, угрюмая, неуютная каменная глыба была всё время перед глазами. Затем, лес всё же скрыл гору... но туда продолжили вести два широких "каменных потока". И наконец, сама вершина, начинающаяся довольно крутым "курумником" (осыпь крупных камней), выше переходящим в почти монолитную темную голую скалу. На вершине большие, гранёные глыбы, видимо из диабаза, были красиво украшены яркими лишайниками... И надо всем этим то проходил зарядом дождь с ветром; то солнце ярко озаряло всё вокруг; то снова мир хмурился, и по глубоко-синему небу низко неслись угрюмые (но от того не менее, а пожалуй, ещё более красивые) тучи.
    Затем, как вернулся, я собрался и снова двинулся в путь по дороге. Первые 3,5км она шла почти по самой вершине, открывая взору всяко-разные дали, потом спустилась пониже. С дороги взлетали молча (хоть и шумно хлопая крыльями) большие чёрные глухари и с возмущённым криком белокоричневые "кеклики". Высоко в небе пролетел на север очередной гусиный клин.
    Но вот и очередная развилка... от которой я пошел влево. Поужинал возле "Каменных гор" (Предварительно налегке сходив на них; благо туда от дороги всего м.300 через болото. На болоте - пара небольших голубых озер. Сами же "Каменные горы" состоят из трёх вершин высотой 555м. На склоне - каменные россыпи, вершина чистая, почти ровная, покрыта ягелем. По ней идёт тропа, набитая, видимо, геологами. Внизу угрюмая лесотундра, болото, озёра, тучи, дождь... А здесь - светит солнце, у горизонта радуга). Потом, пошел дальше...
    Но когда уже заполночь вышел на дорогу, обозначенную на карте красным цветом, понял, что автобуса на ней вряд ли дождусь. Когда-то, возможно, она и была вполне большой и приличной. Но теперь основная асфальтовая магистраль (я пересекал её под Алакуртти) проходит, похоже, где-то южней. Подумав, я двинулся по тому, что имелось, на восток - в надежде, что когда-нибудь пересекусь хотя бы с трассой из Зареченска; а если и не пересекусь, то всё к Кандалакше ближе... и лагерем встал уже возле речки Каменной.
    
    04.06 (16-й д.п.) "Ночью" всё время моросил дождь, но к 10ч перестал. Утро холодное. Сижу в свитере, синтепоновой куртке, ветровке, рейтузах. Ноги мёрзнут даже в шерстяных носках. Через 17км (причём половину из них в гору) вышел в район реки Рябины - на пересечение с асфальтовой магистралью, по которой уж раз-то в 10 минут точно проезжала какая-нибудь машина. Вроде бы и устал (так что один раз даже, задремав на обочине и потом проснувшись через несколько минут, пошел по дороге в обратную сторону... и долго бы шел, если бы не компас) и можно было бы остановиться на ночлег, чтобы утром сесть на автобус, как я намеревался ещё вчера. Но я успел впасть уже в такое просветление, что прошел по шоссе ещё км.15, прежде чем встал лагерем на берегу реки с красноречивым названием Кумжа (где, впрочем, прямо на мосту висит запрещение ловить оную кумжу). Левая нога и правая лопатка болели ужасно; костёр опять никак не хотел разгораться... а я, на манер замерзающего Скотта, всё равно был доволен и счастлив.

    Кандалакша. Железнодорожная станция. К кассе прорывается молодой человек:
    - Дайте, дайте мне билет!
    - На когда, куда? - строго спрашивает его кассирша.
    - Всё равно... Только, чтоб поскорей и подальше отсюда.
    - На ближайший месяц билеты есть только до Мурманска.
    - Тогда лучше добейте меня прямо здесь! - рыдает молодой человек.
    - Это можно... Петрович, подь сюды. Тут дело есть, человек просит.
    - Да сколько ж можно? Пятый за неделю. У меня уж и патроны в нагане кончились. А новых не выдают, - ворчит Петрович. - И вообче, за вредность доплачивать положено.
    - Ты-то, Петрович, как заслуженный чекист, понимать должен, войти в положение... Ну нет, видать, у начальства денег. А люди просют.
    - Ага, денег у них нет, - не соглашается Петрович. - И эти ... всю жизнь только и делают, что просют... Ну, так уж и быть, за шашкой схожу. - И приносит... старую, заржавленную.
    - Это откуда ж такое? - изумляется молодой человек.
    - Так от прадеда. При Грозном ещё Иване головы ею рубил. Подходят к нему как-то раз опричники: "Ты кто таков, как смеешь? Мы вот, к примеру, по царёву указу"... "А я - по велению души", - отвечает прадед. Покачали те головами своими недорубленными и то ж, вроде тебя: "Откуда орудья такая?". А прадед и говорит: "На Калке, Чингизид один ею предка моего так по башке долбанул, что сабелюка сия там и застряла. Предка-то конь верный вынес. А Чингизид тот с расстройства после цельное Нашествие на Русь организовал; чтоб, значит, достояние своё обратно вернуть. Да только, предок мой, то ж видать с расстройства, так в лесах схоронился, что татарове, 300 лет по всей стране нашей рыская, пропажи той не нашли. Но однако ж, народ упорный, по сей день набегают - надеются". Пригорюнились опричники, закачали головами ещё больше: "Ох, и дорого ж всем нам, людям русским, орудья сия долбанная досталась!"... "А то", - отвечает гордо прадед.


(2) г.Кандалакша - г.Апатиты


    05.06 (17-й д.п.) Встал в 6ч, в 830 сел на автобус и ещё через час был в Кандалакше. Там купил продукты на следующую часть пути (до г.Апатиты), перешел по вантовому пешеходному мосту р.Ниву, где в устье вместо воды одни камни из-за 3-х расположенных выше по течению ГЭС; дошел направо до шоссе к п.Умба (по которому до п.Колвица чуть не каждые полчаса ходят автобусы); поднялся по нему за 3км на 500м - на перевал, с которого (особенно, если подняться ещё м.50 на вершину) открывается красивый вид на Кандалакшскую губу Белого моря - и спустился вниз до пересекающей дорогу речки, на берегу которой и пообедал. Затем, двинулся дальше - на север, вверх по течению всё той же реки. Дороги здесь на протяжении км.7 не было; однако лес вполне проходим. Горы (которых сначала не было и видно за лесом) с обеих сторон сдвигались всё ближе... но потом (когда я, пройдя верхнюю точку ущелья, стал спускаться и дошел до озера, из которого речка вытекала уже не на юг - как та, вдоль которой я до сих пор шел - а на север) снова раздвинулись. Там надо мной долго летал, возмущаясь, белый ястреб, свивший гнездо на вышке электропередачи. А вскоре, перейдя через эту новую речку, я вышел и на дорогу, которая, пройдя ещё немного на север, свернула затем на восток вдоль горного хребта (м.700 от уровня моря), коий я пересёк по ущелью. Там с видом на болото с цветущей морошкой и багульником я и заночевал.
    
    06.06 (18-й д.п.) Встал в 8 утра, позавтракал, собрался (что, как обычно, заняло у меня около 3 часов) и пошел дальше на восток по широкой грунтовой дороге, на которую вышел накануне. Однако, через час уже остановился и отправился налегке на хребет, что сбоку от дороги. Это у меня заняло ещё 3 часа - и то, потому только, что с вершины прогнала приближающаяся гроза (когда я начинал подъём, на небе не было ни облачка - так что на вершине я даже улегся понежиться на солнышке... а потом, как оглянулся назад, где уже полнеба заняла угрюмая иссиня-чёрная туча, так и побежал скорей вниз). Ещё минут через 40 у ручья остановился на обед. Пока обедал (что заняло у меня, как обычно, около 2 часов) дождь кончился, и снова выглянуло солнце. Вскоре после этого мне попался песчаный карьер, сверху которого с любопытством взирала местная собака (оставленная, похоже, охранять брошенную людьми технику; однако, мудро предпочитающая себя попусту перед кем ни попадя не обнаруживать). Дальше, дорога сузилась (однако, осталась вполне сухой и проходимой), люди и машины снова совершенно перестали попадаться, но виды окрест от этого стали только ещё красивей.
    Лагерь я разбил возле красивого горного озера. Но "ночью", вместо того, чтобы спать, не утерпел и поднялся на ещё одну близлежащую вершину, освещаемую незаходящим солнцем. Обошёл её вокруг, глядя то на дальние озёра, то на ущелье, то на море Белое вдали. А когда начал спускаться, дали внизу застил густой туман, просвечиваемый сверху солнцем (оно же ярко освещало и мой склон), отчего (да ещё в сочетании с общей атмосферой раннего утра) всё вокруг приобрело уже совершенно фантастический вид. На озере (куда я специально спустился не напрямик, а так, чтобы ещё пройти вдоль берега км.3) тоже вовсю лежал утренний туман, от чего сказочное впечатление только усиливалось.
    
    07.06 (19-й д.п.) Практически весь день (половину из которого я, правда, проспал) светило солнце... и начали появляться первые комары... которые, впрочем, хоть и здоровые жутко, пока ещё не кусаются, а лишь растерянно летают вокруг - думая, а не заснуть ли обратно... Дорога после озера сузилась до размера одной колеи, но продолжала оставаться весьма наезженной. Справа ещё часа 2,5 по ходу видны были горы... но затем их несколько закрыло широкое лесистое ущелье, на дне которого слышен был шум реки. Туда, в конце-концов, свернула и "основная" дорога (ведущая, правда, ещё лишь км.5 вдоль речки до берега озера Малого Глубокого). Я же остановился на ночлег, пройдя ещё 1км от развилки на восток.

    08.06 (20-й д.п.) "Ночь" впервые в этом походе была вполне тёплой. Где-то через час после выхода на маршрут пришлось наводить переправу через довольно живописную, но и весьма бурную реку. Затем, дорога стала подниматься ещё выше, проходя почти рядом с горой Кососельга, с вершины которой открывался широкий вид и на озеро Глубокое и в другую сторону - аж до самых Хибин, синих и снежных, сверкающих на горизонте на солнце. Там я и пообедал, а ещё минут через 20 и эта дорога совсем кончилась. После чего я прошел ещё немного на север, а потом двинулся напрямик на восток. Пришлось при этом лезть через очередную гору, а затем продираться через буреломы и болота. Но всё же я справился и заночевал уже у реки Большой.
    09.06 (21-й д.п.) После завтрака я закончил плот, который начал рубить ещё вчера вечером... переправился на нём через реку... и найдя на её берегу зимник (правда, столь малонаезженный и заболоченный, что нередко легче было идти рядом с ним по лесу... но не по тропе, поскольку она пошла дальше вдоль реки, а мне нужно было сворачивать на восток), дошел по нему до первого из серии озёр (уже болотистых тут, а не горных). Там пообедал. А затем, уже совсем напрямик двинулся дальше - на север, в обход 2-го и 3-го озёр. На берегу последнего с большим трудом (поскольку никакой тропы не было заметно, а лишь вместо елей на остатках бывшей просеки рос молодой березняк) я нашел следующий нужный мне зимник и, пройдя по нему км.5 через невысокий лес и большие болота снова на восток с небольшим уклоном к северу, встал на ночёвку.
    10.06 (22-й д.п.) Где-то через час после завтрака я вышел к реке Кане, текущей здесь ещё только к Верхнему Контозеру. Там, в заброшенной геологической базе нашел полбанки сгущенки и полбуханки хлеба, которые и съел за обедом ещё часа через два после того как перешел р.Кану вброд. Дорога после р.Каны до оз.Елового становилась всё шире и лучше. Но потом, уже после озера, мне пришлось свернуть с неё на северо-запад, чтобы выйти к Апатитам, а не Ревде или Умбе; вскорости после чего я и заночевал.
    11.06 (23-й д.п.)    Весь день шел по зимнику, который снова по-тихоньку стал становиться лучше... но немало было и болот, речек и луж... а справа всё ближе видны были Хибины. Комары и мошка начинают уже достаточно чувствительно кусаться; а на дороге видны были свежие следы 2-х медведей. К 20ч вышел к аэропорту, который хотя в принципе и мог ещё действовать (на лётном поле стоял Ту-154, вертолёты, имелось достаточно большое каменное здание для пассажиров, диспетчерская вышка и т.д.), вид имел весьма заброшенный. А ещё минут через 40 меня подобрала машина и довезла 12км до г.Апатиты. Там я докупил продуктов на оставшуюся часть пути (город же всё-таки... и хотя столь поздно работающий магазин пришлось ещё поискать - людей, радующихся пришедшему наконец "теплу" и свету гуляло по улицам более чем достаточно)... на пустыре в 1км от ж.д. "вокзала" поставил палатку, поужинал и заполночь уже лёг спать.
    

(3) Хибины


    12.06 (24-й д.п.) Встал я в 530. На "вокзале" сел на "рабочий" поезд и ещё через 1ч вышел на ст.Имандра, состоящей из десятка домиков, весьма живописно расположенных на берегу одноимённого станции большого озера (с гористым не только ближним, но и противоположным берегом)... Оттуда я прошел по торной тропе ещё 3 часа на восток вдоль речки Гольцовка, поставил на её берегу палатку, пообедал и лёг досыпать. Вокруг сухой, светлый сосновый бор с ягелевой подстилкой. С трёх сторон (кроме той, откуда я сюда пришел) сквозь деревья просматриваются горы. Внизу шумит река.
    
    13.06 (25-й д.п.) Погода, не в пример предыдущим дням, нынче снова, как и в начале этого моего путешествия, выдалась пасмурная и довольно холодная. Воды в Гольцовке и её притоках, как ни странно, оказалось немного (но зато чистейшей, зелёно-голубой, которую даже жалко кипятить для чая), и снег лежал только уже на самом подходе к перевалу... После завтрака я прошел неспеша (с фотосъёмкой, лазанием по красивым боковым водопадикам и т.д.) часа 3 по-прежнему на восток вдоль реки до самой границы леса... и сделал обед. Позади в узости долины видно озеро Имандра... а впереди громоздятся голые каменистые горы - так что аж жуть берёт: "Неужели мне туда идти".
    Потом ещё пару часов я прошел тоже довольно бодро по камушкам... а дальше начался снег, в котором чуть не на каждом шагу проваливаешься по пояс... Так что на окончательный подъём на перевал Северный Чорргор у меня ушло помимо уже пройденного сегодня ещё 2,5 часа (вместо ожидаемых минут 40).
    Там, помимо всего прочего, висела табличка в память погибшей на этом перевале несколькими годами раньше целой группы молодёжи... и открывался хотя и весьма живописный, но такой крутой вид на долину реки Кунийок (включая и расположенные в оной долине несколько небольших озёр, а также базу КСС) - что я поневоле очень прочувствованно запел: "А жить так хочется, ребята!"... Но не возвращаться же обратно... И, о счастье, снег на склоне, по которому я спускался, оказался существенно плотнее, чем на том, по которому я на сей перевал поднимался - так что проваливался я на спуске всерьёз, по пояс всего 3 раза... но зато один раз так, что еле вытащил из щели между камней ногу, а сапог пришлось ещё мин.15 откапывать.
    И вот, ещё через 2 часа я внизу, в долине реки Кунийок... где в редком лесу на берегу одного из вышеупомянутых небольших, мелких, но весьма живописных озёр поставил палатку, приготовил в полубессознательном уже состоянии ужин, взглянул с содроганием (но и с гордостью от только что содеянного) назад, подумав: "Боже мой, неужели я только что с такой горищи страхолюдной спустился? Да заставь меня на неё отсюда лезть - ни в жисть бы не пошел... Хорошо ещё, что светло тут нынче круглые сутки"... и далеко уже заполночь лёг поскорее спать.
    
    14.06 (26-й д.п.) Весь день сегодня холодный ветер и дождь с небольшими перерывами. После завтрака я, пройдя ещё напрямик по тропе м.500 и перейдя по мостику ревущую Кунийок, вышел к базе КСС (несколько одноэтажных деревянных домиков - в т.ч. один для радиосвязи - вокруг "центральной площади", где заместо снегохода лежал задумчивый северный олень, а вместо вездехода - старый "запорожец"). "Хозяева" её сначала весьма удивились, сказав, что впервые за 4 года, которые тут дежурят, видят, чтобы кто-то спускался с перевалов в такое межсезонное время (вот в марте и июле-августе тут действительно столпотворение)... но потом не выдержали и побежали на Чоргорр сами.
    А я, сходив предварительно 1,5км на юго-запад, чтобы полюбоваться большим водопадом на реке Рисйок, двинулся по весьма наезженному (коротким здесь летом) "большаку" на северо-восток, вниз по течению р.Кунийок. Однако, уже через 4км, перейдя вброд реку Партомйок, свернул направо, на юго-восток и пошел уже напрямик, вверх по её течению. Затем, ещё через 3,5км пообедал (пока лес не кончился), снова вышел на дорогу (которая за это время ещё 4 раза переходила р.Партомйок) и по ней по открытому безлесому нагорью стал подниматься к перевалу Умбозерский - хотя и длинному и красивому, но в отличие от Чорргора, совсем несложному. В верхней его точке находятся три небольших красивых озера, которые я миновал лишь в 2130 (через 3ч после обеда)... так что к месту, где можно не только поставить палатку, но и набрать дров (правда, лишь тоненьких веточек - чего достаточно для приготовления пищи, но никак не для сугрева) добрался лишь к 23ч. Палатку я при этом поставил на небольшой красивой площадке на левом берегу реки Каскаснюнйок, напротив впадения в неё 2-го (если считать сверху) достат. большого притока. Однако, любоваться окрестностями - это одно, а вот ночевать на холодном ветру, продувающем и палатку, и спальник, и 2 свитерах, вместе с надетыми на них тёплой курткой и непродувайкой - совсем другое.
    
    15.06 (27-й д.п.) Мало того, что ветер всю "ночь" пытался унести меня вместе с палаткой... так с утра ещё и пошел дождь - от которого тут некуда укрыться. Так что "спать" мне пришлось аж до 11ч... а потом ещё относить костёр "поглубже в лес" (хотя "лесом" это собрание тоненьких берёзок на склоне горы можно было назвать лишь с большой натяжкой). Затем, с 14 до 18ч я налегке ходил "на вершину" и по ней к пер.Партомчорр... Причем там вообще был ветер такой, что точно унесёт, если не держаться за какой-нибудь камень. Но зато, сверху видны и пер.Русчорр, и Умбозеро, и много чего ещё.
    Потом я пообедал, собрался... и в 20ч двинулся вниз по лев.берегу р.Каскаснюнйок. Там немало по-фотографировал (тем более, что как раз в это время выглянуло наконец солнце). Затем, по тропе (а потом и дороге) немного отошел от основной реки в сторону... в 2215 вброд перешел довольно большой её приток... и вскоре же на берегу небольшого озерца встал на ночлег. Тут уже вокруг была местность, больше похожая на лес - так что и ветер продувал меньше, и костёр удалось запалить "пионерский", чтобы хоть немного согреться (а то уже не верится, что я ещё месяц назад в Москве загорал и купался по доброй воле)... и за ужином и дневником я опять засиделся у костра, несмотря на дождь, до 2ч.
    
    16.06 (28-й д.п.) После завтрака за 2,5 часа ходьбы на восток по хорошей дороге я дошел до залива Тульилухт оз.Умбозеро. После чего дорога пошла вброд напрямик через залив... а я стал обходить его на юг вдоль берега. При этом за 1 час мне пришлось 4 раза переходить вброд рукава реки Тульйок (причем 1-ый и последний раз - метров по 50 шириной). Затем, я пообедал, обсушился у костра, как смог... чтобы ещё через 15мин хода наткнуться на главное русло р.Тульйок. И когда я переправлялся через него, то начиная с середины и ближе к противоположному правому берегу ноги у меня уже не доставали дна, а течение так и норовило унести вниз... Однако, рюкзак, как ни странно, только помогал удерживаться на плаву - на манер спасжилета. И главное (чтобы не вымочить все вещи в этом рюкзаке) было оставаться в воде в вертикальном положении... Зато сразу же после этого я наткнулся на "большую" дорогу, которая повела меня дальше на восток вдоль самого берега Умбозера. На озере при этом был полный штиль. Небо, затянутое дождевыми облаками, в которых скрывались вершины гор как на "моём", так и на противоположном берегу Умбозера, сливалось с водой. И вообще, было очень красиво. Так что ещё через 1,5 часа я встал на ночёвку... И при этом выяснилось, что вещи в моём рюкзаке, как ни странно, за все сегодняшние 5 переправ так и не подмокли даже на самую малость.
    
    17.06 (29-й д.п.) День сегодня довольно тёплый... и даже наполовину солнечный. Дорога сначала по-прежнему вела вдоль самого берега Умбозера, но потом отошла в сторону... а как после оз.Комариное пересекла реку (на берегу которой я и обедал) - стала совсем большой (хотя и по-прежнему безлюдной). При этом горы справа от вышеозначенной дороги (а также, время от времени, спереди и сзади от неё) и озёра по обе стороны - оставались по-настоящему красивы. А на подходе к реке Вуоннемйок отвесные скалы были высотой аж метров по 400.
    Затем, я вышел на "большак" рядом с жел.дор. от г.Кировск, по которому уже от карьера, пыля, ездили здоровенные "Белазы". Но к счастью, меня по нему за карьер подбросила "вахтовка" (водитель которой забыл и про рабочих, за которыми ехал, и, если бы я ему позволил, завёз бы меня, пожалуй на самый перевал). После этого я пошел по-прежнему на запад вдоль реки Вуонийок. Впереди высились снежные уступчатые горы. Внизу справа шумела река. Ставшая вновь совсем узенькой и красивой дорожка пробиралась среди зарослей низкорослых корявых берёз и островерхих елей. А в 30см над ней хвост в хвост, повторяя все изгибы местности на манер крылатых ракет, пронеслись две утки (а уж про вечновозмущённых "кекликов" я вообще молчу). Там я и заночевал.
    
    18.06 (30-й д.п.) Как только после завтрака я поднялся к перевалу Юкспорлакк (весьма красивому, открытому и "дикому", кстати), снова принялся моросить дождь - так что о приличных фото можно было забыть. А потом на меня выбежал красивый лохматый 4-цветный (бело-серо-чёрно-рыжий), как кошка, "хомяк" (или лемминг, если по-научному), улёгся посередь дороги (потому как справедливо решил, что если убегать - то только хуже будет) и принялся "рычать" и скалить зубы - хуже медведя (с которым я столкнулся "нос к носу" накануне на вершине хребта в р-не перевала Партомчорр... и котороый, разобравшись в чём дело, так весело побежал от меня, что любо-дорого смотреть было)... того и гляди, в сапог вцепится (а он у меня и так уже успел продырявиться)... Так что пришлось мне "хомяка" этого бойцового осторожно обойти... а спереди, гляжу, уже новый лемминг наброситься норовит. Пришлось в морду ему пригоршню снега с камушками кинуть... Долго он после того утирался, а потом обиженно пошел в сторону - а нечего потому что мирных прохожих ни за что, ни про что по чём зря задирать.
    На самом верху перевала траверсировать по крутому снежному склону и мелким каменным осыпям нам пришлось тоже чуть не с риском для жизни (по камушкам - на кончиках пальцев, не дыша, чтоб, не дай бог, осыпь сия всей массой вниз не поехала... а по снегу, наоборот - вбивая пальцы рук и ног как можно глубже, чтобы хоть как-то на склоне удержаться и вниз не соскользнуть). Да ещё и дождь при этом зарядил уже в полную силу - так что я не удивился, прочтя на очередной табличке, что здесь в 1985 году погибла какая-то геологиня 32 лет от роду. А как вниз спускаться стал - выглянуло солнце... да такое яркое, что тёмные очки пришлось на снегу надевать. Там же, под перевалом, не доходя до карьера я встал и на обед. С трудом набрал для костра тонких сухих веточек, продрался сквозь кусты к речке за водой... но не успела ещё вода эта закипеть, как снова начался сильный дождь.
    После этого по дороге вдоль "железки" от карьера я дошел до шоссе вдоль оз. Большой Вудъявр, где сел на автобус вышел возле промзоны перед г.Апатиты. Перейдя р.Белую, попетлял между заводскими строениями (здесь и Водоканал, и ЖБИ, и з-д Металлоконструкций, и Асфальтовый з-д), пока не добрался до ручья, шумящего по весне так, что собственный голос с трудом слышишь... пройдя вдоль него вверх по течению ~1ч, разбил лагерь, поужинал и по свежим ещё впечатлениям написал следующую "сказку".
    
    Идут по Хибинам туристы в июле:
    - Кукушка, кукушка, сколько нам жить осталось?.. Эй, ты чего молчишь, кукушка?!
    - Чего, чего... сама тут скоро от холода, да бескормицы сдохну... но и вам житья не дам...
    Но набралась всё-таки напоследок сил, взлетела выше самых высоких вершин заснеженных... и видит, по склону гусеница ползёт - здоровая такая, мохнатая (а иные в здешних краях давно уже повымерзли)... ринулась сверху соколом и давай добычу долбать... А та ей в ответ:
    - Ты что, кукушка, совсем сдурела... или озверела вконец?.. 11 месяцев в берлоге проспишь. Выберешься наконец на белый свет взглянуть да ягод на следующие 11 месяцев наесться... так и тут, понимаешь, то хомяки дороги не дают (вот уж кто зверь настоящий - бежит навстречу, рычит, зубы скалит), то ты вот набрасываешься.
    - Ох, извини, медведь. С голода совсем в глазах помутилось... Во, гляди, олень бредёт... Может, его на пару задолбаем? Всё лучше, чем брусникой прошлогодней питаться.
    А олень им:
    - Меня нельзя. Я ж нынче не простое копытное, а спасательное - заместо снегохода местной КСС приданное. А вон и сами хозяева мои идут...
    Обрадовался медведь:
    - Привет, мужики - вовремя вы. Тут как раз помощь требуется - сальца бы, хоть кусочек.
    - Щас... А может, тебе ещё и мёда принесть? Нам самим третий месяц продукты не завозят - что заберём у туристов, тем и питаемся.
    - Так для особо же нуждающихся...
    - А для них у нас верёвка припасена. Хочешь, бери...
    - И что я с ней делать буду?
    - Да хоть удавишься, когда совсем худо станет...
    Попятился медведь:
    - Ну вы, мужики, того... не шутите так.
    - Да какие тут, блин, шутки...
    И ушли мужики, вконец расстроившись и плюнув на всё, прямиком обратно в Кировск... А олень, кушанием ягеля увлёкшись, задержался... Потом голову-то поднял - а вокруг уже ночь полярная, снега выше рогов... Выбрел олень с трудами великими к базе КСС, стучит:
    - Эй, хозяева, спасайте! Обогреться пустите или хоть клок сена дайте...
    А в ответ, тишина... нет никого... И завыл олень с горя, на сияние полярное глядючи...
    А мужики в Кировске, на тоже сияние глядя, и говорят друг другу:
    - Во, слышь, олень завыл... Видать, совсем погода поганая ожидается, - и пошли в клуб местный туристов начинающих к будущей весне инструктировать...
    
    - Перед тем, как с горы спускаться, посмотрите - туда ли вы спускаетесь... Спать турист должен столько, чтобы спина успела распрямиться, а колени - разогнуться... А ещё запомните, турист должен быть как хорошо упряженная лошадь...
    - Скаковая?
    - Нет, грузовая... Нужно затянуть все ремни, подпруги, проверить крепки ли оглобли...
    - А хомут надо?
    - Непременно... а ещё не забудьте взять накомарники...
    - А зачем лошади накомарник?
    - Накомариник не для лошади, товарищи туристы, а для вас... Про лошадь я для образности - чтобы вам понятней было.
    - Скажите пожалуйста, а что нужно брать с собой в поход из еды?
    - Сена побольше и сала...
    - Сено для лошади?
    - Нет, я же сказал, лошади никакой не будет... Сено нужно для вас... а сало - для медведя.
    - Какого ещё медведя? Вы нам про него ничего не говорили.
    - А тут и говорить нечего... Медведь - это, говоря по-научному, объективная реальность, которую вне зависимости от наших с вами разговоров, если встретите - ни объехать, ни обойти, кроме как отдав заранее взятое с собой сало (если не хотите, конечно, чтобы он это сало с вас сам собрал)...
    - А командиру как же? Вы же сами раньше говорили...
    - А командиру - то, что от медведя останется (если, конечно, останется).
    - А сено зачем?
    - Ну, во-первых, когда ночью холодно будет, вы его можете положить под палатку, да и вокруг спальников понапихать (если, конечно, мышей не боитесь - они там не хуже медведей разбойничают). Кроме того, сеном можно и костёр растопить, и в щи положить (особенно, если оно из крапивы или из лебеды насушено), а можно и так размочить и в салат нарезать - и сытно, и костра не надо, и витаминов много...
    - А кто же сено понесёт?
    - Вы и понесёте...
    - А может, всё же лучше на лошади?
    - Я же сказал, никакой лошади. У нас тут спортивный поход обсуждается, а не верховая прогулка... Да и медведь, опять же, с мышами её дальше предгорий не пропустят.
    
    19.06 (31-й д.п.) После завтрака, налегке (оставив вещи в лагере) я двинулся по-прежнему вверх по течению всё того же ручья, у которого ночевал... и где-то через час хода вдоль правого берега сего ручья, а затем и его притока вышел к водопадам (5 шт - по 15м каждый)... а потом и к горному озеру с чистейшей водой удивительного глубокого изумрудного цвета до того холодной, что после купания (а день нынче выдался солнечный, тёплый до того, что я впервые за время этого путешествия добровольно полез в воду) выскакиваешь из неё, как обваренный кипятком (А как иначе? Она ведь, как и раньше, образуется из снега, таящего всего в 300м выше по склону). От озера я двинулся дальше вверх по каменному "языку" между двумя глубокими (по 600м) ущельями с ручьями, шум от которых слышен был даже здесь - наверху. Сзади видно было в дымке озеро Имандра, а впереди - весьма впечатляющие снежные пики гор. Подъём достаточно пологий, чтобы можно было идти без применения навыков скалолазания. А из растительности - только жёлтый ягель, да камнеломка с мелкими красными цветами среди снега и камней.
    Через 2 часа после озера я вышел на край поперечного хребта, откуда далеко внизу ещё вся в пятнах снега видна была уже долина реки Малой Белой (втекающей в оз.Имандра возле ж/д станции Хибины). Там перекусил (используя в качестве топлива всё тот же ягель), по снежнику осуществил крутой спуск на юг - к самым истокам другого притока ручья, на котором стоял мой лагерь, и вдоль него уже двинулся обратно на юго-запад. Минут через 40 ручеёк мой превратился в грозную бурную реку (ещё бы, толщина снега в её истоках достигала 2,5м), идти вдоль которой стало весьма трудно из-за зарослей мелкой, но очень корявой и здесь ещё не успевшей обзавестись листьями берёзы. Потом начался уже и настоящий лес... И наконец, через 8 часов после выхода из лагеря я вернулся в него обратно, приготовил ужин и лёг спать.
    
    20.06 (32-й д.п.) Опять с утра солнце и, впервые, весьма жарко (одного тонкого свитера достаточно было даже "ночью"). Проспал до 1130 и в путь двинулся лишь в 1430 (поскольку ещё пришлось зашивать порванные накануне штаны) по азимуту на 3100 вдоль гор. Минут через 40 вышел к следующему большому ручью Тахтарйок. Перешел его по одиночному бревну и дальше двинулся уже по тропе вдоль ручья. Впрочем, минут через 20 она тоже кончилась. Дальше вновь напрямик по предгорьям. Лес невысокий (берёза, осина, сосна), так что идти, в принципе, не трудно. Обедал в тенёчке у следующего ручья с 18 до 20ч. Затем, ещё через час пересек следующий ручей и вскоре оказался почти на границе леса и "голых" каменных вершин. Один раз пришлось спуститься в скалистое ущелье, а уже на подходе к реке Малой Белой, и вовсе, серьёзно сбросить высоту. На этой реке, как и везде сейчас в предгорьях Хибин, половодье. Вода удивительно чистого зеленовато-голубого цвета, как многолетний лёд, несётся, ревёт и пенится одним сплошным потоком... Здесь же, между рекой и идущей вдоль её берега дорогой я в 23ч и встал на ночлег.
    
    21.06 (33-й д.п.) После завтрака в 1230 двинулся по дороге вверх по течению реки Малой Белой. Опять весь день светило жаркое солнце (из-за которого постоянно хотелось купаться, хоть и выскакиваешь после этого из воды, как обваренный), но хорошо хоть, что комары здесь, в предгорьях пока ещё по-прежнему вялые и присутствуют в не очень большом количестве. Вдоль дороги много забитых заглушками слабо фонтанирующих родников. Через 2ч дорога привела меня к броду. Одевшись во всё шерстяное, я с большим трудом преодолел реку и сразу же стал сушиться и готовить обед. Ещё через 2,5 часа после этого дорога (которая стала хуже - то камни, то болота - но всё-равно осталась ещё более чем проходимой) довела меня до реки Ферсмана (очередного большого правого притока реки Малой Белой). Её я перешел по брёвнам, разбил лагерь и налегке пошел сначала 1км на север (вдоль р.Ферсмана по обоим берегам набитая тропа со множеством старых туристких стоянок), а потом по вершине хребта - на восток (тут, поверху можно идти весьма далеко... и не только вдоль р.М.Белой, но и на север - к долине ручья Меридианального, впадающего в реку Гольцовка, устье которой находится возле ж.д.ст.Имандра - где я начал свои странствия по Хибинам). Там сплошной камень, а вокруг насколько хватает глаз снежные горы (только вдалеке на западе - оз.Имандра). Видел нескольких пуночек и очередного белого задумчивого "кеклика". Наверху же на ягеле готовил ужин... а в лагерь вернулся уже заполночь.

    22.06 (34-й д.п.) После завтрака, в 12ч пошел дальше по дороге вверх по правому берегу р.М.Белой. 4км шел лесом. Листья на берёзах тут ещё только-только распустились, и во многих местах лежит снег (в сочетании с зеленью деревьев выглядящийся весьма эффектно). У горного озера на границе леса и горной тундры пообедал с 1430 до 1630 и дальше пошел уже по открытым местам по пешеходной тропе по-прежнему вверх вдоль реки... а когда она кончилась, вдоль хребта слева, мимо озера, ещё полностью скрытого льдом, на тоже полностью укрытый ещё снегом перевал Зап.Петрелиуса. Подниматься пришлось довольно высоко, и уставали при этом, как ни странно, в основном ноги, а не спина. Но со спуском оказалось ещё хуже - слишком крутой и заснеженный склон - того и гляди, поедешь со всем этим снегом на полной скорости вниз. Когда спустился, двинулся по долине вдоль реки Петрелиуса (начинающейся из опять же почти полностью скрытого подо льдом озера) на северо-восток. Кругом один только камень. Но дойти до виднеющегося в 3км ниже по течению леса уже не было сил. И я встал прямо на открытой всем ветрам, весьма наклонной галечной площадке, собрав весь ягель окрест под палатку (чтобы мягче и теплее спать было) и на костёр... но зато ввиду широкой, красивой, лесистой уже горной долины впереди и совсем близких снежных пиков за спиной.
    
    23.06 (35-й д.п.) Всю "ночь" дул сильный ветер - так что у меня даже унесло миску и пришлось снять тент с палатки (чтобы его не порвало). Завтрак опять готовил на ягеле. Потом, походил вокруг (по-фотографировав многочисленные здесь ручейки, образованные ими озерца, предгорья и т.д.). После чего двинулся дальше (вниз по течению, вдоль правого берега реки Петрелиуса)... и вскоре вышел на достаточно набитую пешеходную тропу, а затем и на дорогу. Река тут стала существенно шире (м.15) и весьма бурной. На левом берегу её видел старую буровую вышку. После обеда, обогнув гору, дорога пошла уже не на север, а на юг и, перейдя реку Кунийок, вышла на широкий гравийный "большак"... который через 1км снова перешел ту же реку (естественно, опять вброд, поскольку мосты в этих местах, как и на Урале, культурной традицией, похоже, просто не предусмотренны). А ещё через час, в 3-й раз перейдя вброд всё ту же реку, я встал на ночлег. Но и там не успокоился, а еще с 20 до 24ч, бродил по окрестным горам, вернувшись к палатке уже перед самой грозой (которая, впрочем, прошла довольно быстро... после чего на небе ярко засияла тройная радуга).

    24.06 (36-й д.п.) После завтрака вдоль правого берега реки Кунийок, на юг, вверх по течению я дошел до озера, из которого оная река вытекает, и обойдя его, вернулся на "большак". Ещё через 3км дошел до следующего озера, практически полностью скрытого подо льдом, и вдоль него за 5км прошел весь перевал Кукисвумчорр. Вокруг тут только снег (дорога почти полностью скрыта под 1-2 метровым его слоем), камень (нет даже ягеля), да высоченные скальные стенки на расстоянии м.100 друг от друга. Когда же озеро кончилось, то избыток вытекающей из него уже на юг воды потёк прямо по дороге... И так по воде я и дошел ещё за 3км до карьера, откуда по "большаку" носились, пыля вовсю, к Кировску "КАМАЗы". Ввиду его пообедал, прошел по дороге ещё 2км (сходив заодно полюбоваться на красивый высокий водопад на левом берегу реки Вудъяврйок) и остановился на ночлег на берегу большого, красивого, изрезанного горного озера Малый Вудъявр рядом с памятным крестом на остатках фундамента 1-ой лаборатории акад. Ферсмана (открывшего тут месторождение апатитов в 1930-45г.г.). После разбивки лагеря и ужина я двинулся в обход этого озера (одна из дорог отсюда ведёт аж на перевал к ст.Хибины - откуда и пришел в эти места Ферсман). Комаров, несмотря на обилие снега вокруг и солнце у горизонта - тучи, и весьма кусачих (так что пришлось идти в накомарнике)... кроме того наверху, в горах я наткнулся на следы рыси... Потом, по камушкам перешел ещё одну широкую, но мелкую речку, откуда открывался красивый вид на оз.М.Вудъявр. Затем, сделал довольно длинный траверс по высоким, также во многих местах заснеженным скалистым склонам. Спустившись, с трудом перешел по подводной каменной гряде ещё одну, уже вытекающую из озера реку и заполночь вернулся обратно в лагерь.
    
    25.06 (37-й д.п.) После обеда снова вышел на "большак", а через 1,5ч и на асфальтовую дорогу, где на остановке "Камень" (микрорайон "Кукисвумчор" г.Кировска) сел на автобус №105 (ходит каждые 40мин) и доехал на нём до магазина "Горизонт" в г.Апатиты, откуда уже пешком дошел до ж/д вокзала. Там мне сразу же в кассе выдали билет на поезд №21, отправляющийся в Питер сегодня же в 14ч (и прибывающий, соответственно, на следующий день в 1235)... да ещё и спросили, какие места я предпочитаю - верхние или нижние, но боковые (вот это человеческое отношение... а то обычно суют, не глядя - мол, радуйся, что вообще что-то дали). Сев в поезд, я первым делом переоделся; приготовил обед; часа 2 проболтал с попутчиками (тут опять-таки с полным пониманием отнеслись к моему многодневному одиночному путешествию с рюкзаком по горам и долам), подремал...
    А тут и станция Кемь, где меня очень заинтриговал местный милиционер... Для начала он экспроприировал у туристов банку сгущёнки, которую те жрали (какое там - кушали) одной на всех столовой ложкой. Интересно, сделал это он на том основании, что на территории Карелии сгущёнка является контрабандой, или просто, от обиды, что когда вся Кемь (а пожалую, что и вся страна) стоит раком, эти, понимаешь, у всех на виду, в особо циничной форме... В общем, не положено... Потом, сей страж порядка остановил бабусю. А когда та, раскрыв кошелку, показала, что там ничего нет, отправил обратно: мол, когда будет для родной милиции хоть пирожок, тогда и проходи, а так - нечего и шляться попусту... Затем, воитель за справедливость направился к скамейке, где возле одного парнишки сидели сразу три бойких местных девчонки, и сказал, похоже, что так тоже не положено: две должны уйти, а уж кто - решайте сами. Возмущённые девушки ушли в полном составе, оставив парнишку угрюмо сидеть в одиночестве... Умудрённые увиденным, остальные пассажиры и проводники, прижимая к груди (а иногда, и роняя в спешке) приобретённую на станции провизию, пробирались вдоль поезда короткими перебежками, чтобы всегда можно было успеть юркнуть от бдительного ока местного правосудия в вагон.
    Но на этом приключения не кончились... На подъезде к следующей станции вагон наш, поставив под 450, как тряхнёт вдруг раз, да другой - так что вещи с полок посыпались, а один молодой кадет даже расшиб себе нос... Оказалось, когда поезд на хорошей скорости стал проходить парную стрелку, вагон перед нами (№2) сошел с рельс. Часа 1,5 его отцепляли, а пассажиров расселяли по другим вагонам. Потом неповреждённый состав оттащили на другой путь, подцепили вновь локомотив, и мы продолжили движение. Хорошо ещё, что всё это произошло возле станции, где дополнительных путей вдосталь. Иначе, уж и не знаю сколько бы у нас времени заняли восстановительные процедуры. Жертв тоже, вроде, особых нет, кроме разбитого носа кадета, пары бутылок водки, рассыпанных яиц и т.д. И тем не менее, у нас с мужиками до полуночи только и разговоров было, что о всяких авариях, ЧП и т.п.; проводники во всём составе спиртом снимали с себя стресс (так что вскоре уж ни один не мог подняться); а один из геологов, не иначе как с перепугу, вымыл весь вагон, вместо пьяных проводников.
    
    26.06 (38-й д.п.) Наконец, в 14ч (вместо 1235) прибыли мы в Питер... Чему я, надо сказать, не шибко-то и обрадовался (привык уже как-то бродить сам по себе); но делать нечего, вышел и под встревоженные вопросы встречающих: "Где, где же у вас 2-ой вагон?" (а нет, шалишь, так в пути и остался), - двинулся к метро. Тут и вовсе: чисто, курорт, Чёрное море; "местные" (а я уж себя за время похода вроде как к северянам причислять начал) так туда-сюда и шныряют. А мы - "с северов" - к такому непривычные: не бегаем, но ступаем по земле неторопливо, но твёрдо. Всё после недавней северной суровой дикости кажется каким-то мелким и несущественным. Даже пока я от вокзала до дома добирался, два мужика каких-то успели за место сидячее в трамвае подраться, и собака облаяла... Это меня-то, которого даже суровые северные медведи сторонились (как, впрочем, и я их). А уж если биться с кем ни то, то за место под солнцем, а никак не за то, чтобы лишние 10 минут просидеть на стуле... Однако, уже на следующий же день и меня стала потихоньку затягивать эта "мелкая" суета.

ФОТООТЧЁТ
на narod.ru
ФОТООТЧЁТ
на google.com
КАРТЫ:
(-1-)
+ (-2-) + (-3-)
КАРТА
на yandex.ru
ОГЛАВЛЕНИЕ


Сайт управляется системой uCoz